ХАККАНИТСКИЙ ХОЛДИНГ
28.01.2017 3 402 61 root

ХАККАНИТСКИЙ ХОЛДИНГ

Вопросы религии
В закладки
ХАККАНИТСКИЙ ХОЛДИНГ


Недавно главное оппозиционное издание Башкирии, «ПроУфу», по сути, сайт рахимовской газеты «BONUS», целую неделю подряд посвятило информационной атаке на муфтият Башкортостана (ДУМ РБ) и Совет по государственно-конфессиональным отношениям в лице его руководителя В.П.Пяткова. Разбор этого конфликта БФ «Урал», взявшего себе в союзники джамаат хакканитов, с ДУМ РБ – тема отдельная, не красящая обе тяжущиеся стороны. Надеюсь, договорятся.
Но вот в самой данной атаке есть моменты, на которые не откликнуться, считаю, нельзя. Начнем с мелких странностей: сама речь Пяткова, по которой ежедневно с непонятной яростью колотил «ProUfu», нигде не приводится читателям – о ней известно только из комментариев обозревателя самого «ProUfu» Рамиля Рахматова. Который, впрочем, при речи Пяткова также не присутствовал. Зато вброс в «ПроУфу» на следующий день оказался оперативно дополнен гневной статьей Салавата Хамидуллина «С кем вы, господин Пятков?». Статья сопровождается замечаниями, естественными при комментировании прослушки, а не серьезном обсуждении спикера: «далее речь сбивается» и т.д. Она-то и побудила написать этот материал. Потому, что Хамидуллин не просто журналист, для Башкортостана он знаковое медийное лицо, его заслуги на БСТ и в других проектах общеизвестны. Здесь же он выступил, считаю, не как беспристрастный историк, а как журналист, ставший вместе с «BONUS»/ProUfu одной из главных опор «медиа-мюршида» религиозной группы хакканитов РБ Салавата Кильдина. Так сказать, в хакканитском холдинге. Самим Пятковым в интервью «Уфимским ведомостям» эта атака на него хладнокровно проигнорирована.
Но нам-то здесь важны не конфликты Рахимова, Хамитова, Пяткова, Нигматуллина или Таджутдина и атаки на них. Важно другое.

В чисто политической на самом деле атаке активно использовалась религиозная составляющая. Какие перспективы и какие риски несут в себе суфизм и салафизм, ваххабиты и хакканиты – важно уже не только в развитии уммы Башкортостана, но и в рамках вполне светской башкирской национальной повестки в целом. Внутримусульманские вопросы давно стали вопросами башкирской жизни. А главное, всем в Башкортостане, и не только башкирам и вообще мусульманам, полезно честно и спокойно разобраться в противоречиях этих явлений. Поэтому, убедившись за неделю, что тренда на травлю в печати С.И. Хамидуллина нет, думаю, есть смысл вернуться к его статье.

Его право на личные вероубеждения, конечно, уважаемо. Проблема именно в том, что вся статья его состоит из странных либо ложных заявлений. Поэтому показательным является вопрос: как оказалось, что блестящий публицист и теперь – кандидат исторических наук, выступает с заявлениями, по всем пунктам не соответствующим действительности и легко опровергаемыми. Что за явление хакканизм, что оно заставляет людей так поступать? Даже на один этот вопрос можно уже ответить многое, и мы этим, возможно, займемся позже, на конкретных, к сожалению, примерах. Но сначала нужно, считаю, очистить обсуждение, закрыв вопрос с тезисами уважаемого Салавата Хамидуллина, чтобы потом перейти к разговору о более серьезных вещах.

Основные, мягко говоря, неточности, в статье С.И. Хамидуллина следующие.

ДОВОД ПЕРВЫЙ

Во-первых, совершенно ложным является утверждение: «Выведение мюридов шейха Мухаммада-Адиля ан-Накшбанди в отдельное направление хакканитов является нонсенсом, так как в исламоведении тарикат с таким названием неизвестен». Прежде всего, именно в исламоведении хакканитов называют отдельным тарикатом: открываем академический журнал «Исламоведение» и читаем статью специалиста именно по неосуфийским религиозным группам Вероники Цибенко «Накшбандийский тарикат хакканийа (раббанийа) и неосманский проект шейха Назима Киприотского». Или ее же в ВАКовских «Проблемах востоковедения» Академии наук Республики Башкортостан: «Неосуфийское братство хакканийа существует с 1973 г. и относится к накшбандийской ветви муджадидийа-халидийа. Тарикат крайне активен в США, Великобритании, Германии, а с недавнего времени и России, преимущественно – в Башкирии. Учение шейха Назима отличается синкретизмом вплоть до заимствования элементов христианства, буддизма и течения Нью Эйдж». Во-вторых, мы сейчас не будем спорить, являются ли хакканиты тарикатом или лишь джамаатом (как полагаю, например, я – но вопроса об этом Хамидуллин и не ставил), достаточно двух неоспоримых фактов: тарикатом хакканитов в исламоведении также называют, а главное, хакканитов «выводят в отдельное направление» и называют хакканитами и вовсе очень многие. И представлять собой всех Накшбандийа хакканиты не имеют никакого права ни в теории, ни на практике. Как бы им и Хамидуллину этого ни хотелось.

Тарикатом является огромный суфийский орден Накшбандийа, к которому примыкает множество самых разных школ и направлений. Например, в Башкортостане из Накшбандийа наиболее сильной в начале XXI века была школа Османа Топбаша, причем до того, как чиновные башкирские бабаи, увидев, что молодежь давно ушла от них, и нередко в Ислам, нашли, наконец, самый удобный для себя и, пожалуй, наиболее скандальный и экстравагантный джамаат – именно школу Хаккани, известную как хакканиты. По крайней мере, я не слышал, чтобы шейх какого-либо другого джамаата похвалялся, что лично беседует с Пророком Мухаммадом по мобильному телефону. У Хаккани, если верить видеорепортажу известного канала «Аль-Джазира», случалось (1). Какой еще реакции на группу с такими дикостями у мусульман Башкортостана можно было ожидать?

Так лидер Накшбандийского тариката Османа Топбаша в Башкортостане Айдар Хабибуллин, ознакомившись с ритуальными исканиями лидера хакканитов в Башкирии Салавата Кильдина, отозвался о них резко отрицательно. Правда, потом сел. По не менее странному обвинению, чем Фанзиль Ахметшин. После срока уехал из России.

В истории то же самое: не только разные суфийские ордена, но даже разные ветви одного тариката вели себя настолько по разному, что, например, в Башкирии большие проблемы известному башкирскому шейху ордена Накшбандийа Зайнулле Расулеву создали именно обвинения в переходе от одного учителя и ветви – Муджадидийа к другой – Халидийа. Попытка ввести в Башкортостане непривычные для башкир, но вполне обычные на Кавказе, ритуалы последнего вроде громкого зикра и впадения в экстаз в мечети послужили к его высылке из региона по просьбе здешних мусульман. Упомянутые им же в одном ряду суфии Накшбандийа Зайнулла Расулев и шейхи Курбангалиевы, по свидетельству Валиди, на самом деле вели политику настолько разную, что дело едва не дошло до кровавой междоусобицы между самими башкирами, ибо оба клана имели множество вооруженных мюридов (Воспоминания…, с.241). Автор «Исторической среды» этого не знал? Знал. Но сказал противоположное знанию.

Суфийские школы одного ордена Накшбандийа обладают различной вертикалью подчинения и управления, поскольку учителя у них разные, и, соответственно, могут сильно отличаться друг от друга методами работы с населением, центрами политического влияния, степенью политизации и т.д. Т.е. именно тем, что и интересует в них управленца. Поэтому если бы председатель Совета по государственно-конфессиональным отношениям не отличал хакканитов, путая их с другими суфиями ордена Накшбандийа, он заслуживал бы обвинений в невежестве и непрофессионализме, но никак не наоборот. Так что обвинения эти, к сожалению, возвращаются, наоборот, на самого Хамидуллина.

МУСУЛЬМАНЕ О ХАККАНИТАХ

Хакканитов называют хакканитами и на практике – например, весьма критично отзываясь об их эпатажных ритуалах, один из самых авторитетных имамов ЦДУМ в РБ (и единственный в этом муфтияте имам-башкир) имам-хатыб ММРО «Ишан Зайнулла Расули» – Ахмад Ахмеров. Или Айнур-хазрат Биргалин, имам мечети «Рамадан» г. Уфа: «Я не нахожу в их учении Ислама, той чистоты религии, что принес Пророк Мухаммад мир ему и благословение, ни здравоумия, ни чего-то полезного для общества. Они совершают обход вокруг могилы на горе Нарыстау в Башкирии. А обход чего-то, помимо Каабы, это многобожие что выводит из ислама. Меня удивляет отношение к Хакканитам людей, ответственных за религиозную жизнь в республике». А имам-хатыб уфимского МРО «Ихлас» Мухамет Галлямов не только называет, но и характеризует их деятельность: «была попытка протащить в Ислам националистические идеи в книге «Сохбеты в Башкортостане». Так представители самого этого народа ее и опровергли». Не лучшего о них мнения и Ильдар Сафаргалеев, известный защитник тасаввуфа, заведующий исламскими исследованиями Института стран СНГ. Но мы сейчас не об оценке, а о факте. Можно, конечно, заявить, якобы Ахмеров, Сафаргалеев, Галлямов – ваххабиты. Можно заявить, якобы исламоведы, обществоведы и просто ученые, изучающие современную умму: Цибенко, Хабибуллина, Силантьев, Карамышев, Юсупов, Бердин – тоже ваххабиты. Или их пособники. Смешно, но можно. Про последних трех так ведь и делают – в доносах. Однако даже такой достаточно одиозный в российской умме публицист, как Раис Сулейманов, которого вкупе с Сатановским «BONUS» и хакканиты считают исламоведом, называет хакканитов именно хакканитами.

УЧЕНЫЕ О ХАККАНИТАХ

Вообще, статья специалиста по истории племени Бурзян несколько изумляет поучениями «специалистам по межконфессиональным отношениям и мнящим себя таковыми». Возможно, под «мнящим себя таковыми» подразумевается Роман Силантьев: в умме (мусульманском сообществе) в отношении него нередки подобные сомнения. А от хакканита это маленькая месть за то, что Силантьев посмел усомниться, а можно ли вообще хакканитов причислять к суфиям и традиционному Исламу и на вопрос: « - Какой Ислам традиционен именно для Башкортостана?» резонно ответил: «- Это ханафитский суннизм с повышенным влиянием суфизма. Конечно, когда я говорю о суфизме, то я имею в виду традиционные течения, а насчет хакканитов я бы посомневался».

Правда, при этом совет обратиться к «природе вахабизма» от Хамидуллина совершенно излишен – именно в демонстративном, гротескном даже анти-ваххабизме Силантьев как «исламовед РПЦ» может поспорить с самим Хаккани. За что и любим «BONUS»ом. Был. Но если даже такой эксперт усомнился в традиционности хакканизма (кстати, также называя хакканитов именно хакканитами, - а как их еще называть?) с полным уважением при этом к обычным ветвям Накшбандийа, то очевидно, что дело не в злобных исламоведах и публицистах, а в самих хакканитах. Или Силантьев тоже, того, ваххабит? Но ведь у «Бонуса» и нет других авторитетов. Разве что, прости Господи, Сатановский.
Вообще, в отечественном исламоведении определение хакканийя колеблется между псевдосуфийским и неосуфийским. Так, согласно исследованиям В.В. Цибенко, джамаат хакканитов можно считать типичным явлением постмодерна и контрмодерна, с эпатажным синкретическим смешением суфийской риторики с практиками New Age и даже йоги (!). Но мы сейчас не о хакканитах, а о больше тезисах Хамидуллина.

Итак, определение хакканитов хакканитами не опровергает вообще никто, кроме них самих.

ДОВОД ВТОРОЙ

Как видим, первый тезис Хамидуллина ложен совершено. Но ведь оба других построены им именно на первом, так и пишет: «Второе. Исходя из вышесказанного, опровергается… Третье. Исходя из вышесказанного, опровергается и обнаруживается». В то время, как видим, ничего не опровергается и не обнаруживается, кроме невежества либо ложности тезисов автора. Хотя склонен думать, что тут третье: наведенное незнание сектанта: сектант может быть умен и эрудирован в различных областях (как, безусловно, Салават Ишмухамметович), но просто перестает видеть всего, что выходит за пределы сектантского – неважно какого: кришнаитского, хакканитского, ваххабитского – дискурса. Именно поэтому Хамидуллин, взывая к авторитету науки, не видит исламоведов Цибенко, Сафаргалеева, Силантьева, Карамышева, даже Раиса Сулейманова.

Так что не причем тут упомянутые Хамидуллиным Ялсыгул, Гали Сокрой (Гали Чукури), шейхи Курбангалиевы, Зайнулла Расулев, стерлибашевские шейхи Тукаевы, Мурад Рамзи и многие другие, которых он приплетает (эрудиция! особенно если на арабский манер назвать Габдельхая Абдельхаем). К суфизму перечисленные башкирские мусульмане прошлого имеют прямое отношение – потому как суфии. К неосуфизму в целом и неосманитскому джаммату хакканийя – никоим образом. Не было при них Хаккани и кильдинских хакканитов с их наскоро изобретенными могилами Урал-батыра и ложными мавзолеями на Нарыс-тау даже в проекте. Это все равно, что оправдать Гитлера ссылкой на немецкую культуру – одного без другого, конечно, не было бы, но, помилуйте, она породила много кого, кроме Гитлера.

Это никоим образом не означает, что я приравниваю г-на Хаккани к Гитлеру, это же для примера сказано. Или что хотел бы ликвидировать джамаат Хакканийа в Башкортостане в принципе: нет, запрещать его законом, как и ваххабитов, не за что, у каждого своя голова на плечах и пусть расцветают все цветы. Но без мракобесия и куштанства. Которые разводит тут не сам Хаккани, а его медиа-мюршид. Сам Хаккани после позорного для организатора его поездки в Башкирию скандала в Белорецке, с изгнанием этого киприотского проповедника башкирскими мусульманами (причем, вопреки заверениям «BONUS»/«ПроУфу», там выступили единым фронтом сторонники и тасаввуфа (которых упрощенно называют суфиями) и салафийи), по сути, опроверг Кильдина.

После публикации в «BONUS»е своих неосторожных слов в духе кильдинских хакканитов, якобы оппоненты в мечети «не имеют отношения к Исламу», по зрелом размышлении у себя дома и сбору реальной, без Кильдина, информации, шейх заговорил совершенно противоположное: «В этот день в мечети произошли некоторые события. Пусть Аллах простит, мы тоже прощаем их. Они – наши братья-мусульмане. Они не правильно поняли. Между тем, мы придерживаемся тех же убеждений. Мы знаем, что такое ширк, знаем, что такое грех. ИншаАллах, знаем, что такое халяль и харам. Мы тоже учились в медресе. Мы были неправильно поняты. Пусть Аллах сделает так, чтобы они разговаривали, придерживаясь адаба. Все можно разъяснить путем переговоров. Выяснить, кто прав, кто нет. Все правильны с позволения Аллаха. Но они не правильно поняли. Словно мы ведем людей к неверию. Напали, но все же они действовали ради Аллаха».

Вполне разумная позиция, приличествующая проповеднику международной известности. И полностью противоречащая позиции мюршида хакканитов по Башкирии, Салавата Кильдина, упорно твердящего, что «где начинаются права ваххабитов, заканчиваются права мусульман». Заметим, предлагается лишить прав общины, в которых молодых башкир намного больше, чем под контролем джамаата самого Кильдина. Причем Хамидуллин прекрасно это знает даже на личном опыте: из 3 (троих) основателей проекта «История башкирских родов», включая его самого, двое (Юлдаш Юсупов и Рафиль Асылгужин) были обвинены Кильдиным именно в ваххабизме, причем один из них уволен его неофитом по шизофреническому совершенно предлогу, что и послужило последней каплей в развале еще более любимого башкирами проекта ИГИ РБ. Кстати, ваххабитами оба упомянутых ученых не являются, но дело же не в понятном невежестве «медиа-мюршида» в области Ислама, а в тоталитрности его мышления и действий паствы.

Ведь поскольку трактовка «ваххабитов» и их зловещих пособников Кильдиным и К, как видим, весьма вольная, то попасть в число шайтанов, коих следует лишить человеческих прав, и их зловещих пособников рискует решительно любой, кто ему не понравится. Как попали муфтий ДУМ РБ Нурмухаммад и безнадежно светский чиновник Пятков, или эксперты Центра социокультурного моделирования (ЦСКМ при ИГИ РБ) (ныне Центра социокультурного анализа (ЦСКА при ИСИ РБ), включая, как это ни забавно, меня самого. Но это частный случай, а ведь науськивание силовиков на башкирских мусульман касается тысяч людей.
Такое поведение в героическом XVIII веке ахун Батырша, мишарский герой башкирского народа, нарек куштанством.
Но и в XXI веке что-то мне это напоминает. То ли Новодворскую, то ли Латынину, объясняющих, что есть права людей, люденов, так сказать, а есть быдло, анчоусы и коммунисты, на которых права распространяться не должны. Кто не скачет – ваххабит!

Так вот, я решительно против такой тоталитарной идеологии. Тем паче, против попыток внедрить ее в мой народ. Да еще с религиозной фанатичностью, кильдинской упертостью и елейностью. Огромный русский народ она уродует уже 30 лет. А небольшой башкирский способна разложить и проесть насквозь в течение одного поколения.

МУФТИЙ ВСЕГДА ПРАВ

Но вернемся к тезисам Хамидуллина. Суждение Пяткова (на самом деле, совершенно очевидное и элементарное), что духовная практика шейха Мухаммад-Адиля ан-Накшбанди «не свойственна историческому процессу Башкирии…» публицист опровергает еще раз крайне оригинальным образом: с шейхом Назимом Хаккани встречался и всячески его хвалил сам… Талгат Таджутдин. Более того, Хамидуллин вдруг объявил, что Таджутдин является…. мюридом (учеником, последователем) Хаккани. А я-то думаю, откуда у нашего муфтия пошли такие необычные практики:


Теперь понятно, почему хакканиты должны относиться с восторгом к передаче Таджутдином волоса Пророка Мухаммада из Уфы в татарский Булгар и вообще его заявлениям, что центр российского ислама переносится из башкирской столицы туда же. Но настоящие башкирские суфии этот восторг почему-то не разделяют.

Вообще, сам по себе этот замечательный довод историка Хамидулина заслуживает быть занесенным на скрижали: раз Таджутдин похвалил – значит, практика исторична.
Ведь не может ошибаться Таджутдин, правда? Я все же позволю себе в этом усомниться. Таджутдин вообще много чего говорил – и потом выяснялось, что не всегда это стоит понимать буквально. Помню, в 2016 г. с конференции в Мелеузе, посвященной экстремизму, пресса разнесла весть, что Таджутдин в своем интервью заявил о более 1000 (более тысячи) бойцах, отправившихся из Башкирии в Сирию воевать на стороне ИГИЛ (запрещенная в РФ организация). Правда, потом пресс-служба ЦДУМ, естественно, объяснила, что ничего подобного шейх не говорил. И это правильно, потому, что цифры совершенно бредовые, в них не поверил бы никто, кто хоть немного в теме.

Так вот, по шейху Хаккани после встречи с ним, отраженной должным образом и комплиментами в прессе, Таджутдин не высказывался ни разу. Ни во время упомянутого конфликта в Белорецке, ни позже. Ни одним словом. Странное поведение для мюрида – не защищать своего мюршида (наставника), да еще позволить ему убраться из Башкирии под скандал с местными мусульманами, заявившем кипрскому визитеру, что не нуждаются в нем – у них "есть свои муфтии" (!). Таковых в РБ только двое: Талгат Таджутдин и Нурмухаамад Нигматуллин. Думаю, объясняется все просто: никаким сторонником, тем паче – мюридом Хаккани, вопреки заявлениям Хамидулина, Таджутдин не был и не является.

Иначе, если бы к словам Хамидуллина можно было относиться серьезно, то получилось бы совсем нехорошо. Возможно, он даже не понимает, в какую ловушку перед властями он подставляет не только Таджутдина, но и тот самый джамаат хакканитов в Башкирии, который он взялся защищать. Ведь тогда получается, что хакканиты – коллектив не просто политизированный на уровне РБ – в их сети, мюридом шейха из Кипра является уже сам Верховный муфтий ЦДУМ всей России! А что влияние и подчинение в суфийских тарикатах по линии мюршид – мюрид очень жесткое (этим, кстати, они, как и ИГИЛ, очень отличаются от большинства джамаатов тех же салафитов), и что духовное влияние означает и влияние политическое, как минимум в формате soft power («мягкой силы»), объяснять излишне. Т.е. можно заверять органы, что это не так – но вряд ли согласятся. К счастью, серьезно к этим странным заявлениям не относится не только государство, но и сам автор. Иначе не подставлял бы так своего медиа-мюршида.

ДОВОД ТРЕТИЙ

Третий довод Хамидуллина: «Среди боевиков ИГИЛ в Сирии не замечен ни муфтий Талгат Таджуддин, ни мюриды шейха, и Пятков об этом знает. Напротив, вооруженные банды ваххабитов убивают суфиев везде, где их найдут. Зато, по его же словам, там воюют 120 ваххабитов из Башкирии».

Во-первых, 120 ваххабитов не воюют: 120 – это, очевидно, совокупное число подозреваемых по оперативным данным. Включая не только ваххабитов, а всех. К примеру – того же Дамира Тулеганова (имама из системы ЦДУМ), о котором и упомянул Пятков: он (Тулеганов, конечно, а не Пятков) не состоял ни в какой Шуре РБ, что не помешало ему на старости лет сбежать в Сирию «на джихад», прихватив семью вплоть до внучки.

Вообще 120 ушедших – печально, но и на фоне других мусульманских регионов, и на фоне сильной салафитской общины в РБ не слишком много – а именно «Шура РБ» в лице своего лидера Ишмурата Хайбуллина в Башкирии задолго до любых Хаккани выступила против ИГИЛ (террористическая организация, запрещена на территории РФ). Без истерик, на исламских доводах спокойно разъяснив, почему ИГИЛ это обман мусульман и вообще дело нехорошее. Языком аудитории, которая потенциально взрывоопасна именно с этой точки зрения: нонконформистской башкирской и татарской мусульманской молодежи. (А не бездарно проигравших Башкортостан чиновных конформистов, их медийную обслугу, певцов и смятенных тетенек из районов, которым передает баракат через свою палку почтенный Мехмед Адиль аль-Хаккани. Это которых его почтенный папа шейх Назим Хаккани призывал садиться на коней и браться за сабли). Да, за это лидер башкирских салафитов приговорен хариджитами ИГИЛ к смерти. К чему относится вполне спокойно – это же естественно.
Все это управленец вроде Пяткова должен был отметить. Судя по истеричной реакции хакканитов, отметил, отдадим ему должное.

Во-вторых, не только Талгат Таджутдин, но и Ишмурат Хайбуллин не замечены в Сирии. Замечен Дамир Тулеганов, из прихода ЦДУМ, никогда не относившийся к ваххабитам: более того, Сагит Исмагилов бросился заступаться за него в спор с русскими националистами именно на вполне просуфийском основании, что Изге-тау является «священной горой».
Кстати, без лжи «Бонус» никак не смог даже в столь коротенькой заметке Рамиля Рахматова: якобы Пяткова познакомил с означенным Тулегановым Ишмурат Хайбуллин, глава салафитской Шуры РБ. В реальности Пятков общался с Тулегановым, так же, как и Виталием Луговым и другими участниками конфликта в Кумертау без всякого посредства Хайбуллина – тут-то оно зачем? (кстати, благополучно урегулированного, отдадим власти в этом случае должное, именно благодаря ее оперативной и грамотной работе; да, в том числе и с Хайбуллиным - но ведь Пятков этого и не скрывал; и взял тогда на себя немалый риск и ответственность). И ведь Рахматов это знает. Но кинуть лепешку для журналиста желтого издания - профессиональная обязанность. А ведь и Хамидуллин, и Рахматов – талантливые люди, наш истфак. Мелочь, а досадно.

Еще момент. Салафитов в Башкортостане значительно больше, чем хакканитов (но, естественно, не суфиев как таковых – их подсчитать еще сложнее, чем салафитов). Практически все заметные лидеры салафитов в РБ – башкиры. Включая крупнейшее объединение их джамаатов, «Шура РБ», знаковым лицом которой считается Ишмурат Хайбуллин. Оскорбления, обличения, доносы со стороны хакканитов идут постоянно. Но при этом как-то не слышно, чтобы убивали их, где найдут, как стращает Салават Хамидуллин. Посмеяться, посокрушаться могут. И пригласить на детскую мусабаку. А ведь еще несколько лет назад настрой действительно был совсем иным – и нужна была кропотливая, целенаправленная работа многих, чтобы в джамаатах Башкирии возобладали настроения разумных и умеренных.

Более того, в защиту суфийского мюршида ордена Накшбандийа Айдара Хабибуллина в момент его ареста в Подмосковье в Уфе вышло около 500 и суфиев, и салафитов. Вместе с суфиями салафиты того же Хайбуллина посещали совместные зияраты у могил Сеянтусы, знаковых для башкир так же, как для шотландцев Гленко. Т.е. на самом деле путь к примирению и сотрудничеству мусульман в Башкортостане уже был найден самими мусульманами, многие на него встали и многие готовились встать. Пока не появился Кильдин со своей куштанной версией хакканизма. И не был поддержан по старой памяти журналистской братией прорахимовской ориентации. Но Хамидуллин – не просто журналист. Он – знаковая для всего башкирского информационного поля фигура. А потому не имеет, считаю, права на неправду, какими бы достоинствами не обладал в его глазах «медиа-мюршид».

Теперь подражатели кавказскому пути сгруппировались в основном в группировке хакканитов, главными и весьма истеричными возмутителями спокойствия в умме РБ стали именно их лидеры. Причем не простодушные рядовые башкиры, а именно верхушка, придумавшая на их головы этот проект. Пятков, видимо, это и отметил. Зачем обижаться на правду?

ПОСЛЕДНИЙ ДОВОД ХАККАНИТОВ

Наконец, последние обвинение Пяткову от Хамидуллина: «Этиология их обвинений явно ваххабитская. Пятков говорит: «Выдумываются различные ишаны – где захоронения или не захоронения…».
Нельзя строить какое-либо прочное дело, те более такое святое, как возрождение ислама в Башкортостане, на целенаправленной лжи. А у хакканитов именно так и вышло. В центре спроектированного ими культа – выросший на деньги рахимовского фонда «Урал» (чудо! истинное чудо!) комплекс «могил сахабов» на горе Нарыс-тау в Миякинском районе. На месте известном в народе как «могила Идукая» - героя башкирского эпоса «Идукай и Мурадым», чьим прообразом был основатель Ногайской Орды Эдигей. И где на самом деле захоронены не сахабы, а башкирский бий постордынского периода, это типичное захоронение позднекыпчакского типа. И самое тяжелое, что историк Хамидуллин это знает. Знает, что не историк Пятков сказал в данном случае правду, а хакканиты – неправду. А потому вынужден, «защищая тарикат», вместо доводов перейти на совсем уж нелогичные эмоции: «Обвинение в поклонении могилам святых является главным ваххабитским кредо. Оставляя в стороне догматику, хочется задать ему вопрос: какое вам дело, господин Пятков, до ишанов и мест их захоронения?»

Это как то есть «какое вам дело»? Чиновник Пятков на зиаратах побывал, думаю, чаще, чем журналист Хамидуллин, должность такая. Именно Пяткову до захоронений должно быть не просто дело – надзор за ними входит в его прямую обязанность: это сакрализованные объекты, и государство должно разбираться, какие из них должны регистрироваться и находиться под охраной государства, а какие нет. Случаи с крестоповалами, конфликтом вокруг Изге-тау (где, по заявлению Сагита Исмагилова, захоронены аулия, а потому крестов не должно быть) – тому пример. А потому не может государство допускать, чтобы в таковой превращали любую точку, которую укажет палкой турецкий шейх, путавший Башкортостан с Узбекистаном. И уж совсем недопустимо, чтобы такие проекты вызвали скандал по причине своей очевидного противоречия с наукой и Просвещением, основываясь на элементарном подлоге. Ведь потом все равно вскроется – и кто будет за это отвечать? Кильдин, Хамидуллин, Рамазанов? Не думаю.

Но еще показательнее собственно вывод Хамидуллина: если кто-нибудь, даже целый председатель Совета по государственно-конфессиональным отношениям, сказал правду, не нравящуюся хакканитам – он «использует доводы ваххабитского дискурса». Не сметь сомневаться, иначе ваххабит! Этиология ваххабитская! Режешь людей и взрываешь самолеты!
Но это никакой не зиярат. И, прав Хамидуллин, не поклонение могилам. Это уже уровень идолопоклонения, основанного на элементарном обмане. Поклонения обману, впариваемому доверчивым туземцам людьми, решившими, что они лучше знают, чему верить башкирской нации. И берутся такое вероубеждение ей под ключ сконструировать. В один тарикат. Это тяжелое, тоталитарное мракобесие, которое, считаю, народ башкирский никогда не примет. Как и все, и мусульманское, и светское сообщество Башкортостана. А значит, неизбежны конфликты. А зачем нам еще конфликты, у нас своих не хватает?

ПРОМЕЖУТОЧНЫЙ ИТОГ

Проблема именно в том, что Хамидуллин – блестящий журналист и неплохой историк. Он не может всего этого не понимать. Если Хамидуллин все это понимает, то зачем идет на столь примитивный подлог? А причина проста: группа шейха Назима аль-Хаккани (а после его смерти – его сына Мехмета Адиля аль-Хаккани), пытается узурпировать историческое наследие ордена Накшбандийа в Башкортостане и даже суфизма в целом, это ее фирменное отличие. И не только в Башкортостане: чего стоит одно присвоение себе звания Султана султанов всех святых в стиле старика Хоттабыча. Как пишет о хакканийа директор Центра междисциплинарных гуманитарных исследований Южного Федерального Университета В.В. Цибенко: «Эти попытки отдельного тариката выступать от имени всего братства накшбандийа, всего суфизма и даже всего ислама вызывают протесты в мусульманской среде». (Кстати, опубликована статья специалиста по суфийским братствам в «Проблемах востоковедения» в Уфе, №1 (71) за 2016 г.) – т.е. поучая специалистов, можно было прочитать что-нибудь по теме хотя бы в родном Башкортостане.

И Хамидуллин, заверяя, якобы джамаат Хаккани тождествен тарикату Накшбандийа (а не представляет собой его эпатажное постмодернистское ответвление, как есть на самом деле) повторяет все полностью в рамках хакканитского дискурса, не уклоняясь и не добавляя ничего нового. Якобы хакканиты и представляют собой суфиев в Башкортостане. Что настоящих суфиев нередко смешит либо оскорбляет.
Так зачем же говорить неправду? Ведь мало того, что, вопреки заверениям Хамидуллина, в науке все это хорошо известно, так ведь в Башкортостане множество свидетелей, в том числе из преданных сторонников тасавуфа, что это не так.

ВЫВОД: БОЛЕЗНИ РОСТА

В этом поведение башкирских неофитов хакканизма напоминает инфантильные софизмы ваххабитов раннего, неофитского периода их появления в Башкирии, времен войны с дед-морозами и задержаний Фанзиля Ахметшина. Тогда они тоже любили с удовольствием, с блеском в глазах, важно обсуждать терминологию, поучая, что они не ваххабиты, хоть в этом, мол, и нет ничего плохого (и это, теоретически, действительно так), и не салафиты, в чем тем более нет плохого (и это тем более так, что подтвердил после Грозненской фетвы ее именитый участник шейх Джифри и Рамзан Кадыров), а просто мусульмане, настоящие, Ахлю-сунна-уаль-джамаа («Люди Сунны») (коими их противники в Грозном в 2016 г. также объявят исключительно себя). Все эти наивные экзерсисы порождены ошибочным подходом, который позволял вместо выяснения главного – реальной конфликтности и ее нейтрализации - заниматься навешиванием на своих оппонентов ярлыков, по которым должно было всерьез бить государство. А оно умеет.

Враждующим группам в умме эта игра чрезвычайно понравилась, и вокруг нее развернулось такое, что стало ясно, чего стоят все стенания интеллигенции о 1937 г.: а он из ее голов никуда и не уходил. Лично я уже сбиваюсь, подсчитывая доносы на себя и своих товарищей. С этиологией обвинений, как выражается Хамидуллин, явно хакканитской. Чаще забавлялся: они, кстати, свидетельствуют об умственных способностях доносчиков. Государство не любит, когда ему слишком назойливо указывают, кого ему давить, а кого миловать. Да еще люди, поставленные на торговлю опиумом для народа вообще-то не для того, чтобы указывать. Но здесь важна сама суть – нельзя привносить религиозную конфликтность в решение политических каких-то комбинаций. Тем более использовать для этого одно из первых лиц башкирской журналистики.

ВМЕСТО ПОСЛЕСЛОВИЯ

Хотел печально констатировать: все до единого доводы в статье Салавата Хамидуллина оказались ложными, и на том очевидном факте закончить разросшуюся статью. Но не удержался: вездесущий Фейсбук донес комментарий под данной статьей Хамидулина самой хозяйки «Бонуса», Рауфы Рахимовой: «Властью они в большинстве довольны, это мне говорили. Порядка больше, развитие - с нами не сравнить. Перспектива - есть. Татары Минниханова обожают:)). И мне он нравится». Это она про Татарстан.

Проблема только в том, что в РТ не только не допустили такой скандальной смены власти, как в случае с М.Г. Рахимовым, в Татарии не наблюдается ни хакканитов, ни склочности элит, образцом которой и является Бонус. В РТ нет никакого серьезного влияния хакканитов – такие эпатажные проекты там в политику не допускают, а люди с вероубеждением, не отличающимся, например, от Ишмурата Хайбуллина и актива Шуры РБ преспокойно занимают серьезные места в ДУМ РТ. И положение это настолько устоявшееся, что при этом муфтий ДУМ Татарстана Камиль Самигуллин может, вняв грозненском отеле аргументам грозных хозяев Грозненского саммита, подписывать какие угодно фетвы – суть на местах от этого никак не поменяется. И Путин будет по прежнему поздравлять основателя РТ Минтимера Шаймиева с юбилеем в палатах Кремля.

Причину этому неплохо объяснил Раис Сулейманов (он, конечно, не исламовед, но человек, безусловно, наблюдательный): «суфии Татарстана стараются не раскалывать мусульманскую умму региона, где численность сторонников нетрадиционного для Поволжья ислама радикального толка (салафитов, «Хизб-ут-Тахрир аль-Ислами» и др.) сегодня достаточно велика ...Никто не хочет, чтобы в Татарстане появилось суфийско-салафитское противостояние: ни в той умеренной форме, как оно существует в Башкортостане, ни в вооруженном виде, как это порой имеет место на Северном Кавказе».

Именно. Побывав несколько раз в Казани в среде исламоведов и простых мусульман, я готов подписаться под этим наблюдением. То же самое можно сказать о настоящих башкирских суфиях: они еще при Айдаре Хабибуллине сумели наладить беспрецедентное сотрудничество молодых неофитов салафизма и суфизма. Именно на конструктивной, шариатской, антиэкстремистской основе. Пока Хабибуллина не посадили, и не развернулся в Башкирии медиа-мюршид Кильдин в гротескный хакканитский холдинг с «BONUS»ом. Татары не хотят нести к себе раскол, как на Северном Кавказе, а башкирам, получается, можно. Ибо некоему медиа-мюршиду очень захотелось попробовать себя в роли башкирского Рамзана Кадырова после победы. Естественно, без рисков, которые сопровождали Рамзана Ахмадовича с 16 лет и привели Чечню через десятки тысяч погибших к нынешнему положению. Не видавшим этих трупов оно кажется крутым и привлекательным. Кстати о Чечне.

Согласен с Салаватом Хамидуллиным, что башкирские хакканиты не отмечены в войнах. В них отмечены другие суфии, не хакканиты – однако те, которым Кильдин склонен умиленно подражать: будущий Герой России Ахмад-хаджи Кадыров в свое время объявил джихад газават России. А погромы и война начались в Ичкерии с грозных громких зикров на площади Грозного. Не представимых у ваххабитов. Эти начали там воевать уже много позже суфиев, в отряде Хаттаба и других. Это как-то роняет в наших глазах Кадыровых? Суфизм? Нет. Вывод прост: разные бывают суфии и разные салафиты. И те, кто пытаются это скрыть и ввести людей в заблуждение, не уважают ни чужой крови, ни чужого опыта – который дан нам, чтобы избегать повторения подобных ошибок и трагедий в будущем, хотя бы у себя на Родине.


Азат Бердин, специально для сайта «РБ – XXI век»


1. Благодарим за предоставленную информацию из видеовыпуска "Аль-Джазира" Сергея Вячеславовича
Никифорова, сотрудника Центра междисциплинарных гуманитарных исследований Южного федерального университета.
2. Тузбеков А.И., Бахшиев И.И. Археологические памятники как объекты сакрализации (на примере могильники Ильчигулов IV) // Известия Уфимского научного центра РАН. 2015. №4. С. 103-107.
3. Цибенко В.В. Борьба за молчаливое большинство: тарикат Хакканиййа против Салафийа // Проблемы востоковедения. 2016. №1(71). С.34-40.
4. Цибенко В.В. Накшбандийский тарикат хакканийа (раббанийа) и неоосманский проект шейха Назима Киприотского // Исламоведение. 2014. № 4. С. 95-104.
5. Сулейманов Р.Р. Суфизм в Татарстане в постсоветский период: разнообразие групп, распространение, влияние на умму региона // ИАП "Материк". 05.12.2016. URL.: http://www.materik.ru/rubric/detail.php?ID=25962

Комментарии (61)
Добавить комментарий
Прокомментировать
Кликните на изображение чтобы обновить код, если он неразборчив
1111
#61 1111 Гости 19 февраля 2017 22:53
Смешно видеть бывшего партийного функционера в роли "святого старца". Не аксакал, а акшакал прямо. Палку его потрогать не ломились экзальтированные бабки в Челябинской области? как-никак ставленник хакани, который с Пророком разговаривает по мобиле)))))))))))
Проблемы архаизации мусульманской уммы Башкортостана
ПРОБЛЕМЫ АРХАИЗАЦИИ МУСУЛЬМАНСКОЙ УММЫ БАШКОРТОСТАНА В социокультурной динамике современной мусульманской уммы Республики Башкортостан выделяется несколько
МЕДИА-МЮРШИД
МЕДИА-МЮРШИД
МЕДИА-МЮРШИД
28.09.15 Идеология и Политика
МЕДИА-МЮРШИД Совершенно неожиданно мирные жители Башкортостана были ошарашены заявлением, якобы Башкирия уже находится буквально «под пятой ваххабизма». В ваххабизме,
РЕЛИГИОЗНЫЕ ОБЪЕДИНЕНИЯ РЕСПУБЛИКИ БАШКОРТОСТАН. СПРАВОЧНИК. УФА, 2014.
Новая книга: РЕЛИГИОЗНЫЕ ОБЪЕДИНЕНИЯ РЕСПУБЛИКИ БАШКОРТОСТАН. СПРАВОЧНИК. УФА, 2014. Представляем вниманию читателя вышедшую в научном журнале «Проблемный анализ и
«Башкирия должна быть автономией»: интервью Азата Бердина сайту  ProUfu и газете Bonus
«БАШКИРИЯ ДОЛЖНА БЫТЬ АВТОНОМИЕЙ»: интервью Азата Бердина сайту ProUfu и газете Bonus - А что тогда дал Башкортостану суверенитет, который республика получила в начале
Правительство РБ признало правоту молодых мусульман
Пока не на словах. Зато по факту. ИАП РБ-21век внимательно освещал прискорбный конфликт, разыгравшийся в ДУМ РБ, когда инициативная группа мусульман обвинила муфтия РБ
Бесплатно модули и шаблоны DLE Веб-шаблоны премиум класса