ВОЙНЫ БУДУЩЕГО И СОВРЕМЕННАЯ НАУКА
23.02.2016 1 085 2 root

ВОЙНЫ БУДУЩЕГО И СОВРЕМЕННАЯ НАУКА

Новости
В закладки
ВОЙНЫ БУДУЩЕГО И СОВРЕМЕННАЯ НАУКА

Необходимость эффективных, прорывных решений в военно-стратегической сфере.

Тот, кто не хочет прибегать к новым средствам, должен ожидать новых бед.

Ф. Бэкон


В настоящее время наша страна вынуждена считаться с возможностью непосредственного военного давления на Россию. В сфере военного строительства сейчас идёт смена курса, наращивание возможностей и боеготовности российской армии.
К сожалению, за последние десятилетия очень многое было упущено. Наверно, стоит напомнить шельмование и дискредитацию Советской армии в годы перестройки, в которых рвущаяся к власти буржуазия и криминал видели одну из опор советского строя. Фантом горбачевского «нового мышления» и лозунги 1990-х о том, что «Врагов у России нет», «Кому надо нас захватывать?» привели к фактическому развалу армии и оборонно-промышленного комплекса России. Исторический опыт показывает, что, чем слабее армия и экономика страны, тем больше претензий к ней возникает у сопредельных государств и не только у них. Кроме того, в годы горбачевщины наша страна растеряла своих союзников. «Новое мышление» и его практическое воплощение обернулись предательством национальных интересов и государственным преступлением.

Важной вехой стали реформы А.Э. Сердюкова, в ходе которых численность сухопутных должна была уменьшиться в 10 раз, военно-воздушных сил и военно-морского флота вдвое, ракетных войск стратегического назначения в 1,5 раза. В значительной мере была развалена военная наука и военное образование. Ведущие военные Академии были перенесены из Москвы в другие города, что означало для многих из них утрату научных школ и кадровую катастрофу. Были закрыты военные кафедры в большинстве гражданских ВУЗов, на которых студенты, по существу, получали еще одну специальность, что было полезно не только для армии, но и для экономики в целом.

Александр III говорил, что у России есть два союзника – это ее армия и флот. К концу сердюковских реформ этих союзников не осталось, и безопасность нашей страны обеспечивало только ядерное оружие и средства его доставки. По оценке ряда экспертов, без учета ядерного оружия, соотношение военно-стратегического потенциала России и суммарного потенциала стран-членов НАТО составляет 1:60…

В настоящее время предпринимаются огромные усилия, чтобы восстановить разрушенное и наверстать упущенное. За пять лет объем военных закупок российской армии вырос втрое. Однако здесь серьезным ограничивающем фактором является состояние экономики страны. Это показывает сравнение военных бюджетов ведущих стран и их ВВП. Если принять за характерный объем военного бюджета России 3,3 трлн. рублей в год, то это составляет сейчас около $50 млрд. Это сравнимо с военным бюджетом бундесвера и почти в 10 раз меньше военного бюджета США.

Разумеется, можно говорить о завышеной цене западной военной техники, о качественно иной структуре оборонных расходов, но принципиально это картину не меняет.
Наша ситуация существенно хуже и еще по одной причине. Оборонный комплекс США и ряда других стран может опираться на высокий технологический уровень, продукцию и мощности гражданского сектора экономики. Более того, сейчас в США взят курс на тесную интеграцию, по сути, слияние, военной и гражданской промышленности. (Даже в более благополучные советские времена переход оборонных разработок в народное хозяйство представлял большие сложности. Этот инструмент ускорения развития отечественной экономики недооценивался). В условиях развала обрабатывающей промышленности России у нас нет этой возможности. Кроме того, работа в военном секторе американской экономики представляется намного более выгодной, чем в российском. Один раз выполненные разработки оплачиваются государственным заказом, американским оборонным ведомством. Второй раз, через некоторое время, та же техника продается союзникам. И, наконец, через определенный срок та же продукция продается третьим странам.

В 2010 году сумма сделок по продаже оружия составляла примерно $400 млрд, за десятилетие этот показатель вырос почти на 60%. Примерно 60% этого рынка приходится на долю США и 29% на страны Западной Европы. При этом 56% рынка приходится на 10 компаний-гигантов.

Сложившуюся ситуацию наглядно иллюстрирует сравнение оборота крупнейших западных и российских компаний, производящих оружие.
«Бог на стороне больших батальонов», – говорил Наполеон. Гигантские корпорации, оборот которых сравним со всем оборонным бюджетом России, имеют гораздо больше возможностей для проведения серьезных научных разработок и опытно-конструкторских работ. Например, ракета-носитель, который может в ближайшей перспективе использоваться пилотируемой космонавтикой ? «Орион» ? созданный фирмой Loсkheed Martin, недавно успешно прошел испытания.

Масштаб отечественных оборонных компаний, очевидно, соответствует масштабу экономики страны. В военном строительстве и в модернизации оборонного комплекса Российская Федерация не может «идти по стопам» мировых лидеров и иметь арсеналы аналогичной структуры и масштаба. Мы стоим перед необходимостью, говоря словами выдающегося ученого, организатора науки и одного из создателей атомной промышленности страны И.В. Курчатова, «обгонять не догоняя», искать прорывные решения, обеспечивающие обороноспособность России, подобные ракетно-ядерному комплексу ХХ века, позволившему в течение 70 лет обойтись без глобальных военных конфликтов.

Отсюда следует, что ключевым для нашей страны является сохранение и модернизация ядерного потенциала, а важнейшим направлением деятельности оппонентов России становится лишение или обесценивание этого потенциала. Поэтому к вопросам его сокращения требуется подходить с большой осторожностью и ясным пониманием последствий этих шагов. Недавно проведенный анализ показал, что существуют «пределы сокращений» стратегических вооружений, ниже которых у потенциальных агрессоров возникает соблазн одним обезоруживающим ударом решить все политические проблемы, связанные с Россией, в свою пользу.

Подавляющее преимущество ряда ведущих стран по многим типам вооружений привело к наступлению так называемый «постгероической эры» и новому формату войн. Суть его состоит в том, что при низком уровне рождаемости, характерном для развитых стран, и совершенной военной технике растет цена человеческой жизни и снижается порог неприемлемых потерь.
Отсюда понятно, что в постгероическую эпоху большое значение для ведения войн приобретают добровольцы, готовые в гораздо большей мере рисковать своей жизнью, чем военнослужащие регулярных войск.

Другое следствие этой новой ситуации – широкая кампания против террора – оружия слабых. Когда люди готовы умирать, с ними очень сложно бороться, несмотря на многократное техническое превосходство. Кроме того, опыт боевых действий XXI века показывает, что многие виды оружия, используемого регулярными войсками, очень быстро оказывается в руках партизан, повстанцев или террористов, что зачастую уравнивает шансы соперничающих сторон.

Экономика в значительной степени упрочила свой научный статус, когда была решена проблема измерения – введены макроэкономические индексы, позволяющие судить о состоянии экономических систем в целом (индекс Доу-Джонса, индекс промышленного производства, цена потребительской корзины и т.д.). Аналогичный подход сотрудники 4-го Института Министерства обороны РФ решили использовать для оценки военно-стратегического потенциала страны. Ими был введен комбинированный показатель, учитывающий экономические возможности страны, ее территорию, население, данные, характеризующие вооружённые силы страны, и обладание ей ядерным оружием. Этот показатель был назван геополитическим статусом.

Ретроспективный анализ динамики этого показателя и его прогноз на обозримую перспективу представляет большой интерес. В течение всего ХХ века мы имеем характерную структуру этих показателей для главных геополитических игроков мира. Два ведущих игрока имеют геополитические статусы, существенно превосходящие статусы всех других ведущих держав, сравнимых между собой.

Результатом мировой войны, среди прочего, является смена двух ведущих игроков. В результате Второй мировой войны геополитический статус Великобритании идет вниз, а СССР – вверх. И действительно – главный (с экономической точки зрения) победитель этой войны – США – добились новой структуры мировой торговли, отмены многих преференций Британии в торговле со своими колониями, новой мировой финансовой архитектуры.

Наиболее близки по геополитическому статусу СССР и США были в 1973 году. Вероятно, на этом рубеже в нашей стране могли быть приняты более сильные решения в научно-технической, экономической и социальной сферах. Важность перехода ведущих стран мира к новому – 5-му технологическому укладу – не была в должной мере осознана в СССР. По-видимому, обладание ядерным оружием и военно-стратегический паритет с США создавали опасную иллюзию абсолютной защищенности, внешней и внутренней стабильности. Количественные показатели заслоняли качественные.

Сдача позиций СССР горбачевской элитой и последующий распад страны существенно снизили наш геополитический статус, на вторую позицию в мире уверенно вышел Китай.

В настоящее время модернизация российской армии опирается на советские заделы и во многом на образцы советской военной техники. И для локальных конфликтов этого более, чем достаточно. Однако военная наука и технологии активно развиваются, поэтому важно заглядывать в будущее.

В 2010 году в Праге президентом России Д.А. Медведевым и президентом США Б. Обамой был подписан договор об ограничении стратегических наступательных вооружений (СНВ). В соответствие с ним ядерные потенциалы обеих стран должны быть снижены до уровней, достигнутых несколько десятилетий назад.
Вопрос о том, нужен и выгоден ли этот договор России, уже подробно обсуждался литературе, и к нему не хотелось бы возвращаться. Однако стоит задать тебе другой вопрос, – как повлияет подписание этого договора на разницу геополитических статусов США и Китая. Китай развивается существенно быстрее США, и при условии подписания этого договора, как показывают расчеты, он догонит эту страну на 8 лет раньше, чем в его отсутствие.

Почему же США подписывают его? Как любят шутить американские военные: «Я, конечно, глупый, но не совсем дурак». Наверное, не стоит предполагать, что они жертвуют национальной безопасностью своей страны. В чём же дело?
Наиболее вероятный и тревожный ответ состоит в том, что США уже имеют «козырный туз в рукаве» – оружие, которое не учитывает такой показатель как геополитический статус, но которое сравнимо по своим возможностям с ядерным оружием.

Наверное, эту парадоксальную динамику геополитических статусов следует воспринимать как проблему, как вызов для всех, кого волнует национальная безопасность России.
В 2012 году была опубликована статья В.В. Путина «Быть сильными», определившая курс на существенное повышение обороноспособности российской армии, на модернизацию оборонно-промышленного комплекса, на объективный анализ военных угроз, с которыми может столкнуться наша страна в обозримом будущем. В 2013 году была проведена конференция, посвященная результатам реализации мер по повышению обороноспособности страны. Вице-премьер, курирующий оборонно-промышленный комплекс России, – Д.О. Рогозин – обратил внимание на два научно-технических прорыва, которые произошли в США. Первый связан с испытанием ударного беспилотника (машина весом в 16 тонн), который взлетел палубы авианосца, а затем приземлился на нее, то есть осуществил один из самых сложных авиационных маневров. Это открывает перспективу ведения борьбы в воздухе без присутствия человека на борту летательных аппаратов. Известная пословица гласит, что скорость всей эскадры определяется скоростью самого медленного корабля в ней. И этим, «самым медленным кораблем» во многих современных системах вооружения все чаще оказывается человек.

К примеру, летчику доступны перегрузки не более 8g (g–ускорение свободного падения 9,81 м/сек2), что определяет маневренность летательного аппарата; существенно ограничены предельный объем внимания и предельная скорость реакции. Кроме того, человека долго и дорого учить, достаточно трудно обеспечивать его эффективную деятельность и защищать от оружия противника. Беспилотные летательные аппараты позволяют снять многие из этих ограничений.

Вторым прорывом является запуск с борта самолета гиперзвуковой ракеты с М=5 (параметр М – число Маха – показывает во сколько раз скорость объекта превышает скорость звука). Это очень серьезный вызов для всех систем противовоздушной обороны (ПВО), которые не рассчитаны на подобные скорости, особенно если объекты, которые они должны сбивать, имеют возможность маневрировать.

Другими словами, активное соперничество в сфере «оружия завтрашнего дня» продолжается. Вновь и вновь делаются попытки изменить баланс сил на мировой арене, используя более эффективные и совершенные системы оружия. Сегодня России приходится давать ответы на эти вызовы, несмотря на то, что страна располагается на сегодняшний день существенно меньшими экономическими, технологическими и научными возможностями, чем многие её оппоненты. Поэтому особенно важно заглядывать в будущее.

Войны и оружие завтрашнего дня.

Хороший план сегодня лучше безупречного плана завтра.

Дж.С. Паттон.


В ближайшие десятилетия, вероятно, очень многое будет меняться. Вполне вероятно, что мы увидим войны и способы действий, с которыми никогда не сталкивались прежде. Многие процессы будут развиваться на разных временных масштабах от месяцев и лет (например, в конце 2013 года трудно было представить, насколько изменится положение нашей страны и задачи, которые она будет решать, за какие-то полтора года) до столетий.

С другой стороны, военное противостояние соперничающих субъектов развертывается на разных уровнях. На техническом уровне одни виды вооружения противостоят другим, на тактическом уровне происходит конкретное использование этих вооружений в боевых условиях с массой привходящих обстоятельств, с учетом мер и контрмер, используемых каждой стороной, чтобы взять верх в этом противостоянии. На оперативном уровне рассматривается взаимодействие многих подразделений с обеих сторон, и отдельные тактические успехи на этом уровне могут быть обесценены, и, напротив, оперативное искусство может помочь скомпенсировать действия более слабых в тактическом плане частей и добиться решающей победы. На следующем, стратегическом уровне театра военных действий рассматриваются военные кампании, состоящие из многих сражений, и, например, вопросы логистики, снабжения армий могут приобретать решающее значение. (Известна поговорка английских военных о том, что их армия обычно проигрывает все сражения кроме последнего). Однако война оказывается еще одним из инструментов, с помощью которых государства решают свои задачи. И на уровне большой стратегии ее следует рассматривать в контексте внутренней политики, экономического развития, системы международных отношений.

По-видимому, наука в недалеком будущем изменит каждый из этих уровней. Но, как ни странно, в эволюции войн и вооружений, как показали последние десятилетия, ключевые тенденции были предсказаны в легкомысленном эссе выдающегося польского фантаста из футуролога С. Лема «Оружие 21 века».

Представленный в нем прогноз в 1960-х годах, когда оно появилось, казался парадоксальным. Для многих военных и инженеров он представляется таковым до сих пор. Рассмотрим, к примеру, развитие авиации. Начиная со времени появления первых боевых самолетов, стремительно росли их скорости, грузоподъемность, связанная со способностью нести оружие и, соответственно, размеры.
В конце концов, с появлением стратегических бомбардировщиков значительная часть военной мощи сверхдержавы оказалась сосредоточена в нескольких десятках машин и крылатых ракетах, которые они несут.

Пройденный путь и успехи военной авиации завораживают. В настоящее время один самолет F-117 совершив один боевой вылет и сбросив одну бомбу, может выполнить задачу, которую во время Второй мировой войны бомбардировщики Б-17 выполняли за 4500 боевых вылетов, сбрасывая 9000 бомб или бомбардировщики во Вьетнаме, сбрасывая 190 бомб за 95 вылетов
В целом убойная сила обычного оружия была увеличена на пять порядков (в 100000 раз) от начала промышленной революции.

Более того, если мы посмотрим программы вооружений ряда развитых стран и отчасти, России мы вновь видим стремление двигаться по тому же пути наращивания количественных показателей, реализуя в совершенно другой области тот же олимпийский девиз «Быстрее, выше, сильнее».
Однако количество переходит в качество. Именно на этом акцентирует внимание С.Лем. Наглядно это показала эволюция ядерного оружия. Стомегатонная бомба, испытанная на Новой Земле в половинном варианте изменила географию этого острова. Но разве для того, чтобы достичь своих целей в войне, нам надо менять географию? Поэтому развитие ядерных вооружений пошло не по пути создания сверхмощных боеголовок, а по пути их специализации и увеличения количества ядерных боеприпасов…
За эрой стратегических бомбардировщиков С. Лем предвидит уменьшение размеров летательных аппаратов и появление беспилотных систем. В частности, на вооружении армии США стоял ударный беспилотник Pedator, благодаря которому американской армии удавалось держать огромное пространство Ирака и Афганистана.

Но далее происходит переход на следующий уровень – использование в боевых действиях «кремниевых насекомых» – летающих роботов, способных решать боевые задачи. Такие микророботы стоят на вооружении спецвойск Израиля. Они могут подслушивать, делать съёмку, а при необходимости и убивать отдельных людей.
В настоящее время активно ведется работа над созданием и алгоритмами управления стай и команд мобильных роботов. Стаи такой «кремниевый саранчи» в сотни тысяч или миллионы особей могут превратить множество военных систем предыдущего поколения (танков, самолетов, радаров, кораблей) в груду ненужного металла. Сейчас следовало бы вести переговоры о запрете создания подобных боевых систем. Опыт показывает, что гораздо проще договариваться об оружии, которое пока не создано и не развернуто, чем делать когда оно уже стоит на вооружении. Если это не будет сделано, то мы можем увидеть войны совершенно нового формата, превосходящие самые мрачные антиутопии.

Продолжает обсуждаться (и, видимо, разрабатываться) проект «умная пыль» – результат нанотехнологической научной революции. Это система коллективно действующих и не видимых невооруженным глазом передатчиков и других электронных компонент, способных осуществлять мониторинг, разведку или воздействия на критически важные системы противника.
Лем идет ещё дальше. Представим себе бактерий и вирусов, которые наносят катастрофический ущерб населению противной стороны. И к этой мрачной перспективе тоже стоило бы отнестись всерьёз. В самом деле, люди разных рас, национальностей, этносов, очевидно, отличаются не только внешне, но и генетически. Поэтому можно предположить, что могут быть созданы возбудители заразных болезней избирательно воздействующие на них. И здесь возникает новая бифуркация.

Классик военной стратегии Б.Х. Лиддел Харт писал: «Более ста лет основным каноном военной доктрины было то, что «уничтожение главных сил противника на поле битвы» составляет единственную истинную цель войны».
Но так ли это в сегодняшних или, тем более, в будущих реалиях? Выдающийся китайский стратег Сунь-цзы писал, что высший уровень военного искусства – побеждать, не выходя на поле боя, лишая противника союзников и разрушая его замыслы.
И такой формат войны тоже оказывается возможным, о них также писал С. Лем. Войны обычно связывают с быстрыми, масштабными, очевидными действиями. Но если одна страна в технологическом плане существенно превосходит противника, и может не спешить с решением своих стратегических задач, то открывается перспектива «медленных войн» или «криптовойн». Во время таких боевых действий противник может довольно долго не догадываться, что его уничтожают.

Часто новое оказывается хорошо забытым старым. Вспомним, как колонисты Северной Америки выселяли индейцев с занимаемых ими территории. С одной стороны, иммунитет индейцев в гораздо большей степени уязвим к алкоголю, чем белых людей, поэтому колонисты исправно снабжали аборигенов «огненной водой». С другой стороны, у местного населения не было иммунитета ко множеству болезней, к которым европейцы после многочисленных эпидемий обрели устойчивость, а также развили медицину, ориентированную на эти недуги. У индейцев всего этого не было, и они довольно скоро после прибытия белых начали вымирать по неясным для них причинам, освобождая территорию для новой цивилизации.

Технологии – сегодняшний день, образование – завтрашний, наука – послезавтрашний. И если одна цивилизация противостоит другой на характерных временах в несколько поколений, то именно по образованию и науке конкурентов следует наносить основной удар.

История показывает, что в ходе развития технологий со временем осваиваются новые среды, которые тут же начинают использоваться как пространства для боевых действий. В древности это было суша, чуть позже к ней добавилось море, в начале ХХ века человек начал использовать глубины морей и океанов, большую роль в Первой мировой войне и огромную во Второй сыграло противостояние в воздухе. Последние полвека новым пространством, используемые в военных целях, стал космос. Баллистические ракеты, спутники-шпионы, системы связи, использующие космический сегмент уже кардинально изменили способы ведения войн.
Американский футуролог и аналитик Э. Тоффлер в книге «Война и антивойна» выдвинул очень важный тезис: «Способ ведения войн отражает способ создания богатств, а способ борьбы с войной должен отражать способ ведения войны».

В самом деле, обратимся к индустриальный фазе развития. Она создала общество, для которого характерны массовое производство, массовая культура, массовое образование, массовое потребление, средства массовой информации. Значительная часть богатства создавалась на огромных заводах, в производство была вовлечена большая часть всего населения. Военным отражением этих социально-экономических реалий стали массовые армии и оружие массового уничтожения.
Цифры, подтверждающие это, приводимые Э. Тоффлером потрясают воображение. Например, во время Второй мировой войны в армию США было призвано 15 миллионов человек, изготовлено более 300 тысяч самолетов 100 тысяч танков и бронемашин, 71 тысяча военно-морских судов и 41 миллиард единиц боеприпасов.
Как предвидеть новые сферы военного противоборства и новые форматы войн? Хорошим ориентиром здесь является теория больших волн технологического развития, выдвинутая выдающимся экономистом Н.Д. Кондратьевым, а также ее обощение, связанное представлениями о технологических укладах и локомотивных отраслях экономики.

Период Первой и Второй мировых войн определялся III и IV технологическими укладами. Для промышленности того времени были характерны массовое производство, активное развитие тяжелой промышленности, металлургии, большой химии, а также автомобилестроения, самолетостроения, танкостроения. И.В. Сталин называл Вторую мировую войну войной моторов и был прав. Именно количество и качество моторов в огромной степени определяли боевую мощь и возможности сражавшихся армий. Научной основой этих укладов были достижения электродинамики (наступил век электричества и электромоторов) и химии (воплощенные в металлургической и нефтеперерабатывающей промышленности).

С 1970-х годов развитие экономики определил V технологический уклад, и на первый план выходили компьютеры, телекоммуникации, интернет, малотоннажная химия, новые методы работы с массовым сознанием. В их основе лежали результаты физики начала ХХ века, – квантовой механики и теории относительности и, отчасти, психологии и социологии.
Если до этого времени промышленность стремилась выявить запросы потребителей и наилучшим способом удовлетворить их, то на новом уровне развития стал возможен иной способ действий. Благодаря эффективной, разнообразной рекламе удалось «затачивать» массу покупателей на возможности производителей и выбрасываемый ими на рынок товар, создавать искусственные потребности, культивировать иррациональное поведение.

Оборотной стороной этого стало превращение в поле битвы сферы массового сознания. Результаты этого сейчас на виду. За постсоветский период Российская Федерация в различных формах оказала экономическую помощь Украине в объеме более $200 млрд., в то же время США вложили $5 млрд. Но эти средства были вложены в сферу массового сознания. Украинские коллеги рассказывают, что школьные учебники с акцентом на возрождении «украинства», отпечатанные в США, были доставлены в страну уже в конце 1991 года. Ставка на массовое сознание украинцев позволила переориентировать элиты, осуществить государственный переворот, развязать гражданскую войну и нанести огромный, разнообразный ущерб России, изменить её место в мировом геополитическом и геоэкономическом пространстве.

Виртуальное пространство, киберпространство с 1970-х годов стало еще одним пространством, в которых уже проходят конфликты и идет подготовка к намного более масштабным войнам.
Наглядным примером боевого использования виртуального пространства стала масштабная диверсия в ядерном комплексе Ирана. Одним из наиболее тщательно охраняемых объектов в стране является завод по разделению изотопов в городе Натанзе. Однако компьютерный вирус, специально созданный для этой цели, перевел центрифуги в недопустимый режим работы, это привело к выходу их из строя и отбросило ядерную программу Ирана на несколько лет назад.

Заметим, что защищаться в этой сфере достаточно трудно. Исследования показали, что не удается создавать компьютерные программы, в которых меньше одной ошибки на 1000 команд кода, даже для особо защищённых опасных объектов. Поэтому в популярной операционной системе Windows фирмы Microsoft содержится более 50 тысяч уязвимостей. Разведки использует 1,5-2 тысячи в мирное время.
Однако в режиме кибервойны, к которой готовятся компьютерные войска, созданные во многих ведущих странах мира, результаты дезорганизации компьютерных систем, перехвата управления рядом объектов могут многократно превзойти сегодняшние ожидания.

Это наглядно показала война в Заливе (1991). На территорию Ирака было переброшено около пятисот тысяч солдат стран антииракской коалиции, еще 300 тысяч были в резерве. Однако в большой степени победа была одержана благодаря деятельности 2000 сотрудников, не выезжавших из США и сидевших за терминалами. Именно они разрушали системы управления, наводили самолёты на цели, перехватывали секретные сообщения, блокировали банковские счета иракских офицеров и их родственников.
Со временем становления V технологического уклада и широкого распространения компьютеров появилось и отчасти реализуются проекты так называемых сетецентрических войн. Такой способ ведения боевых действий подразумевает, что солдату на поле боя в удобной для него форме предоставляется данные космической и авиационной разведки, о наличии его партнеров и противников на местности, в которой он действует в настоящее время, команды и приоритеты боевых задач, которые он должен решать.

Разумеется, действие рождает противодействие. Электронным, компьютерным средствам разведки, связи и целеуказания противопоставляется средства радиоэлектронной борьбы (РЭБ), которые позволяет блокировать информационные потоки противника и «закрыть» от наблюдения свои объекты.
Однако широкое проникновение виртуальной реальности в современное общество меняет способы ведения войны не только на техническом, тактическом уровне, но и на уровне большой стратегии. Вникает возможность создания для военных и спецслужб «прозрачного мира». Э. Сноуден подтвердил то, что было очевидно специалистам. Спецслужбы США держит «под колпаком» более 1 млрд. человек более, чем в 50 странах. Им доступны электронная почта, sms ? сообщения, звонки, покупки, осуществляемые с помощью банковской карточки, счёта, передвижения. Более того, эта информация записывается, хранится, и компьютерные системы могут находить ответы в этом океане данных, анализировать взгляды человека, его психотип, выявлять организованные группы, чтобы при необходимости наносить точные обезоруживающие удары.

Однако у этой технологии (как и у всех остальных) есть своя ахиллесова пята. Её наглядно показал Джулиан Ассанж и его портал Wikileaks. При наличии огромного массива распределенной информацией и развитых компьютерных сетях нельзя быть уверенным, что тайное довольно быстро не станет явным. Произошедшее имеет глобальный характер – опубликованная конфиденциальная информация не является секретной – она показывает лживость и цинизм американского истеблишмента.
Однако при таком положении дел за безопасность секретной информации есть все основания опасаться гораздо больше, чем раньше. В случае обострения ситуации этот фактор может сыграть очень большую роль.

Тем не менее, в настоящее время в странах-лидерах технологического развития идет переход к VI технологическому укладу. Именно сейчас происходит пересдача Истории и выясняется, какие отрасли станут ведущими, а какие ведомыми, какие страны станут продавцами, какие покупателями, какие взлетят на волне нового технологического уклада, а какие уйдут из истории навсегда.

В качестве локомотивных отраслей VI уклада часто называют те, которые опираются на биотехнологии, робототехнику, нанотехнологии, новое природопользование, полномасштабные технологии виртуальной реальности, высокие гуманитарные технологии, новую медицину, когнитивные технологии. Выбор главного направления развития на ближайшие 40-50 лет делается в настоящее время.
В качестве технологической основы этого нового этапа технологического развития называют конвергентные технологии SocioCognitoBioInfoNano (SCBIN). Сам термин подчеркивает, что сочетание нескольких типов технологий из этой пятерки может дать новые качества. Что станет научной основой этого уклада? Этот вопрос сейчас самым активным образом обсуждается в научном сообществе.

Рискнем и мы высказать свое мнение по этому поводу. Вероятно, научной основой следующего рывка станут достижения молекулярной биологии, искусственного интеллекта и междисциплинарные подходы (в частности, теория самоорганизации илисинергетика). Результаты этих дисциплин, вероятно, и определят формат войн будущего.

В самом деле, одним из выдающихся открытий ХХ века стало открытие генетического кода – универсального для всего живого способа записи генетической информации. Огромным достижением в прикладной биотехнологии стало создание эффективных технологий секвенирования генома. Программа «Геном человека» стала одной из самых успешных в экономическом плане (в течение ряда лет в США в эту программу было вложено более $3 млрд.). По словам Барака Обамы, каждый доллар, вложенный в эту программу, уже позволил получить $140 прибыли. Эти научные результаты уже во многом преобразили медицину, фармацевтику, правоохранительную сферу, сельское хозяйство, стали основой ряда оборонных программ.

Учитывая необходимость переориентировать мировое хозяйство на возобновляемые ресурсы, можно предположить, что удельный вес «зеленой экономики» будет быстро расти. В ней будет создаваться всё большая часть мирового богатства, по нему в случае военного противостояния будет наноситься удар. Обратим внимание только на одну возможность. Бактериологическое оружие не получило распространения в ходе Второй мировой войны и в холодной войне во многом из-за отсутствия концепции боевого применения (с большей вероятностью атакующая сторона будет подвержена тем же инфекциям) и из-за невозможности секретной атаки.

Однако ситуация изменилась. В 2012 году японский ученый Синъя Яманака был удостоен Нобелевской премии за технологии превращения обычных клеток организма в стволовые, из которых потенциально могут быть выращены ткани любого органа.
Можно сказать, что для отдельных клеток воплотилось чудо, описанное в сказке «Конек-Горбунок», связанное с омоложением в результате купания в котле с кипящей водой. Роль этого котла играет фактор плюрипотентности (именно он и превращает обычные клетки организма в стволовые), который может преобразить мировую трансплантологию. Вместо пересадки чужих органов и связанным с этим подавлением иммунной системы можно пересаживать «свой» орган, выращенный из собственных стволовых клеток.
Однако исследования показали, что если распылить фактор плюрипотентности над мегаполисом (что можно сделать скрытно), то это увеличит заболеваемость раком на 5%. В биологическом пространстве есть и много других окон уязвимости.
Одной из наиболее важных и закрытых американских оборонных программ сейчас является программа защиты биологического пространства страны. Предполагается, что эта работа будет завершена к 2022 году.
Историки ХХ века пишут, что в начале века польский банкир И. Блиох издал многотомный труд, раскрывший характер, особенности технологий и хода предстоящей мировой войны. Эта работа разительным образом отличалось от прогнозов генеральных штабов и, как выяснилось, была очень точной и важной. Если бы её приняли всерьез многое в истории России могло сложиться иначе. Весьма вероятно, что и сейчас уже написаны подобные работы, в которых детально представлены и основные черты, и особенности войн XXI века.
Остается надеяться, то этот урок пойдет впрок и у нас найдется мужество заглядывать в будущее, не успокаивая себя прошлым.

Искусственный интеллект и математическое моделирование в контексте войны и мира.

Безопасный способ скрыть необычайную идею, истинную в каждом слове в каждой подробности, ? это опубликовать её под видом научной фантастики.
С.Лем

Причина войн ? в незнании их последствий.

Фольклор аналитиков.


До сих пор мы говорили о тенденциях мирового развития, проблемах и средствах. Пора обсудить цели, которые следовало бы ставить, и возможности военных технологий будущего.
Спросим себя, к какому состоянию и положению дел было бы идеально прийти. "Навязывание воли", которое К. Клаузевиц и другие классики военной мысли рассматривали как цель войны, ? очень затратная и не слишком эффективная технология достижения политических целей. В история есть множество примеров не только разгрома агрессора с огромными потерями для обеих сторон, но и " исторической инверсии". В этом случае победитель на коротком интервале оказывается проигравшим на более длительном временном масштабе, становится жертвой собственной победы. Ещё в большей мере это относится к мировым войнам, результаты которых оказались для многих участников драматическими, неожиданными, и превзошедшими все, что планировалось в начале.

У войн есть объективная основа, ? в понятие "свободы", которое начертано на знаменах большинства воюющих сторон, разные люди вкладывают различный смысл. Иногда толкование этого основополагающего понятия у одного и того же человека коренным образом меняется на протяжении его жизни. Для одних ? это свобода предпринимательства и связанный с нею риск, возможность эксплуатации человека человеком. Для других ? это свобода творчества, высокий уровень социальных гарантий и возможность не думать о своем завтрашнем дне, отдав вопросы социального обеспечения государству и т.д.
В идеале, эти люди могли бы жить в разных странах и регионах, в которых реализуются свои социально-психологические системы жизнеустройства, и при желании менять своё место обитания.
При этом на границе переживаемой сейчас эпохи говорить об обществе потребления и безудержном экономическом росте не приходится ? возможности планеты уже очертили достаточно жесткие экологические и хозяйственные ограничения, в которых может происходить развитие человечества. Время линейной экономики объективно уже заканчивается, а с ней исчезает и экономическая основа большинства войн.

Поэтому, если у конкретного человека есть право выбора социально-психологической модели, которая ему ближе и в рамках которой он хотел бы жить, а также реальная возможность осуществления этого права, то "навязывание воли"" становится анахронизмом. На этой стадии развития армии уходят в прошлое а "организованное насилие" остается в сфере охраны правопорядка. Такова должна была бы быть диалектика развития военных технологий ? отрицание отрицания с выходом на новый уровень социальной организации человечества, к миру без войн.

Возможность такого мира нашла отражение в научной фантастике. В повести Стругацких "Стажёры" описана реальность, в одной части которой имеет место вариант коммунистического строя, другой реализовано "общество риска", занимающееся поиском сверхдорогих полезных ископаемых, организованное по капиталистическим образцам. С социальной точки зрения в таком будущем мир един, но разнообразен.
Из того, что спроектирована привлекательная реальность, утопия, согласующиеся с возможностями планеты, совсем не следует, что воплощение этого идеала возможно. Встает вопрос, есть ли путь из нынешнего мира, в основе которого лежит острое цивилизационное, экономическое, региональное, социальное и иное неравенство, в мир без войн и армий?
Скорее всего, уже есть, а если нет, то появится в ближайшем будущем. И это наглядно показывают тенденции развития военных технологий в ХХ веке.

В XIX веке Клаузевиц констатировал: "... фактический рост культуры нисколько не парализует и не отрицает заключающегося в самом понятии войны стремления к истреблению противника".
Однако в ХХ веке в связи с появлением оружия массового уничтожения ? химического, бактериологического и ядерного ситуация кардинально изменилась. В годы Второй мировой войны, в критической ситуации, объявляя тотальную войну, Гитлер, тем не менее, не использовал большие запасы химического оружия, имевшиеся у Германии. Он прекрасно понимал, что в противном случае будет уничтожена значительная часть немецкого населения с помощью химического оружия, имевшегося у Англии.
Принципиальным шагом стал Московский договор (1963) о запрещении испытаний ядерного оружия в атмосфере, в космическом пространстве и под водой. Условиями, необходимыми для заключения этого договора, стало наличие двух сторон, обладавших сравнимыми ядерными потенциалами, и работы советских ученых, убедительно показавшие возможности эффективного контроля выполнения этого соглашения. Было доказано, что "спрятать" ядерные испытания на уровне созданных к тому времени технических средств уже не удастся.

Серьезным уроком и для сверхдержав, и для всего человечества стал Карибский кризис (1962). Он наглядно показал, что на грань мировой ядерной войны с перспективой применения стратегических вооружений решениями политических руководителей мир может быть поставлен в течение нескольких дней.
Под споры философов, не заметивших ключевого события эпохи, началась постистория ? эра гарантированного взаимного уничтожения в ответном ударе. Именно это стало и является в настоящее время основой для мирного сосуществования. Политиками, элитами и мировым сообществом было осознано, что мир оказался слишком маленьким и хрупким, чтобы использовать ряд образцов уже созданного оружия.

Более того, судя по западным источникам, разработаны и развернуты системы типа "мертвая рука". Эти системы рассчитаны на уничтожающей удар в случае гибели военного и политического руководства своей страны.
По-видимому, другие виды оружия достаточно скоро по своему разрушительному действию и степени угрозы цивилизации будут выходить на уровень ядерного оружия. Поэтому сейчас, пока эти системы вооружений не стали реальностью, следует вести переговоры о запрещении ряда перспективных военных технологий. Особенно опасен перенос гонки вооружений в другие сферы. Это биологическое пространство, где открываются возможности создания этнического и генетического оружия, организации "странных эпидемий и эпизостий". Это нанопространство, которое открывает возможности для новых типов боевых действий.

Эти вопросы активно исследуются и обсуждаются в США. Например, в прогнозе Б. Джоя (2000 год) "Почему будущее не нуждается в нас?" рассматривается взаимосвязанное развитие генетики, нанотехнологий и робототехники (GenoNanoRobo-GNR). В отличие от разработки ядерного оружия, которое требовало высочайшего научного уровня, создания огромной отрасли промышленности и очень больших затрат энергии и, соответственно, было уделом больших сильных государств, GNR - технологии могут развиваться на уровне отдельных корпораций. В случае форсированного развития военных GNR - технологий Б. Джой оценивает вероятность выживания человечества в 30-50%.

В прогнозе С. Метца война будущего рисуется как " битва огненных муравьев" и обозначается перспектива создания новых видов живых существ для осуществления заданных боевых действий. Профессор С. Ховард выдвинул идею заключения "Договора о внутренним пространстве". (Последнее означает атомарное и молекулярное пространство). В первом варианте такого договора внутреннее пространство объявляется для всех государств мира зоной свободных исследований и инженерных разработок, за исключением попыток создания атомарных структур для оружия массового поражения.Во втором варианте договора предлагается ввести еще более жесткие ограничения .
И здесь вновь стоит обратиться к недавнему прошлому и к роли ученых в отказе от практической реализации ряда опасных военных технологий.

Одним из наиболее мудрых и дальновидных решений, принятых в ХХ веке СССР и США, было ограничение стратегических наступательных вооружений (СНВ) и отказ от масштабной системы противоракетной обороны (ПРО) территории страны. В качестве авторов этой инициативы с советской стороны называют министра иностранных дел А.А. Громыко, министра оборонной промышленности (а затем обороны) Д.Ф. Устинова, председателя Комитета государственной безопасности Ю.В. Андропова и президента Академии наук СССР М.В. Келдыша. На основе проведенного учеными анализа эти руководители пришли к выводу, что дальнейшая гонка ядерных вооружений ведет в тупик и не повышает, а, напротив, понижает уровень безопасности сверхдержав.

В этой связи следует упомянуть работы выдающегося математика и мыслителя академика Н.Н. Моисеева и американского астрофизика К. Сагана. Эти ученые показали, что масштабный обмен ядерными ударами (суммарной мощностью более 1000 Мт в тротиловом эквиваленте ? всего 10 100-мегатонных бомб) неприемлем. Он приводит к ядерный ночи из-за частиц сажи и пыли, которые поднимается на высоты 20-30 км и очень медленно опускаются, а затем к ядерной зиме, в ходе которой погибнет основная часть растительного мира Земли. Такой обмен ударами необратимо изменит глобальную циркуляцию атмосферы планеты и может иметь трагические последствия. Большинство поздних, более точных климатических моделей не опровергло этих результатов.

Именно сейчас следовало бы садиться за стол переговоров относительно новых направлений военных технологий. И здесь вновь надо обратить внимание на два необходимых условия, которые нужны для успеха такого предприятия.
Одной из аксиом мира дипломатии является утверждение: "Договоры должны выполняться". Но, будучи реалистами, мы понимаем, что относится это к соглашениям между равными или близкими по своему военно-стратегический потенциалу партнерами. Но насколько равными? История войн и дипломатии позволяет говорить о "правиле двух порядков". Практика показывает, что никакие договоренности не выполнялись, если одна сторона оказывалась примерно в 100 раз сильнее, чем другая. Сегодня военный, экономический, стратегический потенциал России позволяют вести такие переговоры с любой страной мира и заставляют нас поддерживать и наращивать свои возможности, чтобы не остаться у разбитого корыта в ближайшие десятилетия. Но при дальнейшем движении по инерции, сокращении доли России в мировой экономике и, в частности, в сфере высоких технологий, это «окно возможностей» закроется.

Роль ученых в таких переговорах может быть очень большой. Сегодня о многих вещах не следует спорить, ? их можно просчитать, смоделировать, оценить. На наш взгляд, справедливо ещё более жесткое утверждение: то, что не может быть смоделировано, не должно быть реализовано. Цена принимаемых военно-стратегических решений настолько велика, что здесь нельзя полагаться на удачу.
И этот поворот развития оборонных систем предвидел С. Лем: "Появляющиеся одна за другой системы оружия характеризовались возрастающим быстродействием, начиная с принятия решений (атаковать или не атаковать, где, каким образом, с какой степенью риска, какие силы оставить в резерве и т.д.) и именно это возрастающее быстродействие снова вводило в игру фактор случайности, который принципиально не поддается расчету. Это можно выразить так: системы неслыханно быстрые ошибаются неслыханно быстро. Там, где спасение или гибель обширных территорий, больших городов, промышленных комплексов или крупных эскадр зависит от долей секунды, обеспечить военно-стратегического надежность невозможно..."
Новейшая история показывает, что было несколько случаев, когда американские системы разведки и мониторинга давали информацию о начале ядерной атаки СССР на США. Однако наличие специалиста, который получил эту информацию, его здравый смысл и осторожность, не позволили запустить в систему управления приказ о срочной подготовке ответного удара. Но если бы человека в этой системе не было бы, то глобальная ядерная война могла бы стать страшной реальностью…

Однако, начиная с некоторых характерных времен и скоростей, человек с неизбежностью будет исключен из цепи подготовки решения и его исполнения. Он не сможет соперничать с роботами, в руках которых и окажется судьба мира. ( Например, именно это и произошло на фондовых и форексных рынках, на которых "электронные брокеры" вытеснили людей, которые реагируют на изменения курсов валют и котировок акций слишком медленно).
Это приводит к неизбежному выводу ? чтобы выжить, человечеству придется сознательно отказаться от ряда "сверхчеловеческих технологий", позволяющих "начать апокалипсис по ошибке", и затормозить принятие стратегических военных решений в системах управления.

Обратим внимание на удивительное несоответствие ? при детально разработанных правилах управления автомобилем у нас нет правил безопасного управления регионом, страной, цивилизацией. И здесь нет возможности опираться на метод проб и ошибок (второй шанс может просто не представиться) или на исторический опыт (всё развивается слишком быстро). Придётся опираться на науку, на модели, показывающие развитие неустойчивостей, связанных с различными военными, социальными, промышленными технологиями и возникающими в этой связи ограничениями в пространстве управляющих воздействий.

Вернемся к проблеме контроля за выполнением договоров. Здесь технологии, создав ряд проблем, дают и алгоритмы их решения. Эдвард Сноуден показал, что уже сейчас компьютерные системы США (в частности развернутая различных странах и на различных материках система «Эшелон») позволяет контролировать переговоры, переписку, местоположение и интернет-активность более миллиарда человек. Джулиан Ассанж и его проект Wikileaks показали, что можно сделать достоянием гласности огромные объемы информации, касающиеся того, что правительство делают за спиной миллионов людей, как правило, вопреки их мнению и интересам.
Развитие технологий привело к тому, что мы уже живем «прозрачном мире». В этой реальности тайное становится явным очень быстро. Очень скоро скрыть невыполнение каких-либо договоренностей станет невозможно.

Например, о начавшейся эпидемии или о готовящейся оранжевой революции сейчас можно немедленно узнать, проводя контент-анализ миллионов разговоров по мобильным телефонам. Технические возможности для этого уже созданы .
Но это непосредственно влияет и на военную науку, и на технологии вооруженной борьбы. В течение тысяч лет обман, введение противника в заблуждение были важнейшими инструментами полководца. Но это время кончается, придется "играть с открытыми картами". Фактор неожиданности уходит, и мы приходим к совсем другой, позиционный борьбе.

Со времен Древней Индии шахматы рассматривались как своеобразная модель военных действий. И их "исчезновение" как-то прошло незамеченным ? компьютеры стали играть намного сильнее самых выдающихся шахматистов.
Естественно, что нечто подобное может очень скоро произойти и в военном деле. Электронные полководцы начнут «переигрывать» и отдельных командиров, и генеральные штабы в целом. Но это будет означать, что можно будет не «двигать фигуры», пожалеть людей и сознательно отказаться от силовых вариантов решений очень многих проблем.

При таком подходе меняется не только военная наука, но и наука в целом. На этот сдвиг в своё время обратил внимание выдающийся советский математик, сотрудник ИПМ, академик И.М. Гельфанд: "Я думаю, что имеется два архетипа, первоначально заложенные в психологии человечества. И дуализм состоит в противоречии между этими архетипами. В психологии человека и общества я бы назвал это противоречие ? противоречие между понятиями cleverness и wisdom. По-другому можно сказать, что в первом архетипе человек рассматривается и воспринимается как высшее достижение в процессе эволюции или венец творения... Во втором архетипе человек есть часть живой природы... и не может выделять себя из неё, или, точнее, если и выделяет, то только временно, принимая границы этого разделения...
Правильное гармоничное развитие зависит от понимания того, что есть эти два архетипа и необходимости их правильного соотношения. И «перекос» в любую из сторон или ограничение приводят к патологическому развитию человеческой личности, общества и т. д».
Итак Ум и Мудрость. Напомним пословицу: "Умный человек найдет выход из любой ситуации, а мудрый в нее просто не попадет." Ученых и инженеров почти всегда просили проявить Ум, выступить в рамках перового архетипа и создать средства ? царь-пушку, гипербомбу, суперракету... И достижения здесь очень велики.
Они настолько велики, что пришла пора воспользоваться Мудростью, использовать второй архетип, осмыслить цели и разобраться, чего и как не следует делать. И заняться всем этим следовало бы сейчас, пока не поздно, пока есть возможность свернуть с пути, ведущего в пропасть.

Соответствие технологическому укладу.

Предсказывать очень трудно, особенно предсказывать будущее.

Н. Бор

Машины должны работать.
Люди должны думать.

Принцип IBM.


Технологии ? сегодняшний день, образование ? завтрашний, наука ? послезавтрашний. Однако послезавтрашний день тоже наступает, и в военно-техническом пространстве это происходит удивительное быстро.
В ряде исследований сопоставляются эволюция техносферы и биосферы. Около 65 миллионов лет назад на Земле царствовали динозавры и другие ящеры, а неказистые млекопитающие ютились на задворках. Но обстоятельства изменились, и наши далекие предки не преминули этим воспользоваться. Вероятно, нечто подобное сейчас происходит в пространстве вооружений.

Стоит вернуться к прогнозу Станислава Лема. Стремительный прогресс микроэлектроники и вычислительной техники, достижения метрологии и науки о материалах позволили создать небольшие аппараты, в которых существенную часть функций пилота удалось передать автоматам.

История повторяется. Подобно тому, как в начале ХХ века прославленный генерал М.И Драгомиров возражал против многозарядных винтовок, множество отечественных специалистов много лет успешно игнорировали беспилотники. Затем военные никак не могли определиться, какие же беспилотники им нужны. Сейчас ситуация меняется к лучшему. Однако, как говорят очевидцы, легкие ударные беспилотники ополченцам в Донецке пришлось делать самим. На основе продававшихся в магазинах китайских игрушек .

Заметим, что во множестве случаев слова «поле боя» мы повторяем по инерции. При нынешнем уровне урбанизации правильнее было бы говорить о «городе боя». Опыт войны в Югославии показал, что объектами атаки в мегаполисе становятся инфраструктура, коммуникации различных типов. Сети электропередач выводились из строя сверхтонкими углеродными нитями замыкавшими провода и т.д. Дешевые маневренные беспилотники, как управляемые по радио, так и работающие в автономном режиме, в условиях войны в городе могут дать решающее преимущество.

Прослеживается тенденция к созданию оружия для «безлюдных войн», к распределённым системам, осуществляющим разведку, связь и управление. С другой стороны, предполагается, что в недалеком будущем множество боевых задач будут решаться с помощью сетевых структур, отдельные элементы которых могут быть небольшими, мобильными, взаимозаменяемыми и очень дешевыми.
Развитие происходит достаточно быстро. Если раньше, чтобы «достать объекты» на территории США нужны были огромные 100-тонные ракеты, которые возили гигантские грузовики, или подводные ракетоносцы, то теперь всё стало значительно проще. Пусковая установка может быть расположена не только в вагоне, но и в обычном грузовом фургоне... Как говорят американцы ? не стоит бросать камни, находясь в стеклянном доме...

В историю вошла фраза Наполеона, о том, что Бог на стороне больших батальонов. Точно то же относится к мировому рынку вооружений. По данным SIPRI для ведущих компаний, производящих оружие и военное оборудование (за исключением китайских компаний). Общий объем продаж первых 100 компаний в 2013 году в этом рейтинге составил $402 млрд (падение примерно на 2% по отношению к предыдущему году). США и Западную Европу представляют более 2/3 компаний в этом списке; на их долю приходится 84,2% общего объема продаж оружия. Большинство компаний первой десятки работают в авиакосмическом сегменте рынка вооружений.

Продажи одной американской компании Локхид Мартин превосходят общий объем продаж всех российских компаний, входящих в ТОР-100. Следует отдать себе отчет, что ведущие производители вооружений являются не только крупнейшими экономическими агентами, объем продаж каждого из которых превышает бюджеты многих государств. Они существенно влияют и на геополитику, доводя до администраций многих стран не только, что надо закупать, но и где следует воевать.
В ТОР-100 входят 10 российских компаний, общий объем продаж которых 2013 году составил $31 млрд. При этом следует подчеркнуть, что с 2012 по 2013 год этот объем вырос на 20%. Очевидно, еще до вхождения Крыма в состав России в 2014 году российское руководство представляло усиление давления на Россию со стороны Запада, в том числе и в военной сфере.

Представляются значимыми поставки ряда образцов российского оружия на международный рынок, где имеет место очень острая конкуренция. Эти поставки свидетельствую, что на ряде предприятий сохранена высокая технологическая культура, а значит, при необходимости она может быть перенесена на другие предприятия.
Объем продаж крупнейшей российской компании Алмаз Антей примерно вчетверо меньше, чем у мирового лидера. Разрыв между другими российскими компаниями и их западными конкурентами ещё больше.

Следовательно, необходимо очень точное и эффективное государственное управление, опирающееся на математическое моделирование и прогноз возможных войн будущего, которые показывали бы, какое оружие нам необходимо.
В ходе становления нового технологического уклада открываются перспективы для создание новых видов оружия. Вероятно, во многих случаях, появляется возможность следовать курчатовскому завету ? обгонять, не догоняя. Очень важно, чтобы эта возможность не была упущена.

Работа поддержана РФФИ (проект 15-01-07944) и РГНФ (проект 15-03-00404)

Георгий Геннадьевич Малинецкий, специально для сайта «РБ – XXI век»

1. Аладьин В., Ковалёв В., Малков С., Малинецкий Г. Пределы сокращений. (Доклад Российскому интеллектуальному клубу). – М.: Институт русской цивилизации, 2013. – 496 с.
2. Лем С. Библиотека XXI века. – М.: ООО «Издательство АСТ», 2003. – 602с. – (Philosophy).
3. Тоффлер Э., Тоффлер Х. Война и антивойна: что такое война и как с ней бороться. Как выжить на рассвете XXI века. – М.: АСТ: Транзиткнига, 2005. – 412 с. – (Philosophy).
4. Альтман Ю. Военные нанотехнологии. Возможности применения и превентивного контроля вооружений. –М.: Техносфера, 2006. – 424 с.
5. Подробности о новой информационной реальности и её влияния на общество представлены в недавно вышедшей книге: Ларина Е., Овчинский В. Кибервойны XXI века. О чем умолчал Эдвард Сноуден. – М.: Книжный мир, 2014. – 352с.
6. Гельфанд И.М. Два архетипа в психологии человечества / Будущее прикладной математики: Лекции для молодых исследователей. От идей к технологиям. Под ред. Г.Г. Малинецкого. – М.: КомКнига, 2008. – 512с.

Ссылка для скачивания развернутого варианта статьи:
voyny-buduschego-i-sovremennaya-nauka.doc [292 Kb] (cкачиваний: 10)

Посмотреть онлайн файл: voyny-buduschego-i-sovremennaya-nauka.doc
Комментарии (2)
Добавить комментарий
Прокомментировать
Кликните на изображение чтобы обновить код, если он неразборчив
аноним
#1 аноним Гости 26 февраля 2016 18:46
Спасибо руководству сайта за размещение данной статьи, а сам автор текста безусловно человек с большой буквы, про таких говорят- служит родине и миру!!! Спасибо еще раз!!!
Фанис Хамматов
#2 Фанис Хамматов Гости 27 февраля 2016 17:28
Спасибо автору. Я,даже немного в шоке. Как я примитивно представлял геополитику.Дай Бог,чтоб наши лидеры понимали это и делали соответствующие действия по противостоянию. Что только человек не делает,чтоб уничтожить свою популяцию.Видимо мы не понимаем нашего Творца, который в Коране сказал,что " и до вас были люди ,которые были уничтожены,возомнив себя богами...и вы будете уничтожены ,если не поймете смысла своего существования..." Под рукой нет книги и текст может быть не точным,но по смыслу так(я помню). Ибо цитируя священную книгу надо называть суру и аят,извините. Еще раз спасибо автору.
С ДНЕМ ЗАЩИТНИКА ОТЕЧЕСТВА!
С ДНЕМ ЗАЩИТНИКА ОТЕЧЕСТВА! Дорогие друзья! Поздравляем Вас с Днем защитника Отечества! На кровавом фоне войн, расползающихся по мусульманскому миру, в свете
С ДНЕМ РЕСПУБЛИКИ БАШКОРТОСТАН!
С ДНЕМ РЕСПУБЛИКИ БАШКОРТОСТАН!
С ДНЕМ РЕСПУБЛИКИ БАШКОРТОСТАН!
11.10.16 Идеология и Политика
ПОЗДРАВЛЯЕМ С ДНЕМ РЕСПУБЛИКИ БАШКОРТОСТАН! Дорогие читатели! Сайт традиционалистов Башкортостана «РБ –XXI век» поздравляет всех с главным праздником Башкортостана –
Старые и новые проблемы России
Старые и новые проблемы России
Старые и новые проблемы России
19.05.11 Идеология и Политика
14 мая завершился визит в Уфу представителя научной и экспертной организации высшего в РФ уровня - Института прикладной математики РАН им. М.В.Келдыша, вице-президента
Поздравляем Вас с Днем Космонавтики!
Дорогие земляки! Поздравляем Вас с Днем Космонавтики! Ровно полвека назад, в этот день человечество сделало шаг эпохальный – оно вышло в Космос. И сделал его наш
Мы переживаем глобальный кризис, и этот кризис жёстко ставит условие ускорения становления глобального контроля над миром со стороны транснациональной системы и
Бесплатно модули и шаблоны DLE Веб-шаблоны премиум класса