Этнорелигиозная ситуация в Республике Башкортостан (на примере исламской уммы): проблемы, тенденции, перспективы.
21.08.2015 2 226 17 root

Этнорелигиозная ситуация в Республике Башкортостан (на примере исламской уммы): проблемы, тенденции, перспективы.

Новости
В закладки

Этнорелигиозная ситуация в Республике Башкортостан (на примере исламской уммы): проблемы, тенденции, перспективы.


Итак, на сегодня в этнорелигиозной сфере в нашей многонациональной и многоконфессиональной стране и республике наибольшую роль продолжает играть государство посредством реализуемых им направлений внутренней политики, связанных с государственно-конфессиональными и национальными отношениями. Хочется надеяться, что в отношении национального аспекта произойдут определённые изменения в государственной политике, ибо она, по нашему мнению, была незаслуженно и опасно забыта. В отношении же вероисповедальной политики формально, юридически сегодня мы имеем сепарационную модель государственно-религиозных отношений с явно выраженным приспособлением к изменяющейся быстрыми темпами общественно-политической ситуации в виде укрепления и усиления сотрудничества с возможным дальнейшим дрейфом в сторону реализации кооперационной модели государственно-религиозных отношений.
К сожалению, можно констатировать, что в современной России отсутствует единая концепция государственной вероисповедной политики в отношении основных конфессий, а также различных религиозных течений и групп.

Большинство разработанных и предложенных к обсуждению концепций государственно-конфессиональных отношений выражают стремление разработчиков и поддерживающих их представителей централизованных религиозных организаций окончательно перейти от сепарационной к кооперационной модели государственно-религиозных отношений с закреплением особого статуса традиционных для России религий: православия, ислама, буддизма и иудаизма. Все они не получили развития и одобрения и сошли на нет. Возможно, работа в этом направлении продолжается, однако заказчиком в данном случае могут выступить уже не органы политической и государственной власти, а само общество. Нам кажется, что будет создана ещё не одна концепция по данной проблеме взаимоотношения двух социальных институтов, и, в конце концов, всесторонне обсуждена, одобрена в обществе и принята на государственном уровне. В условиях быстро меняющегося мира мы просто вынуждены искать адекватные решения по выявляющимся вызовам исторического развития. В своё время нам придётся цивилизованно и оригинально решать и проблему миграции, и проблему представительства интересов в государстве и обществе резко возросшего количества граждан, так или иначе, идентифицирующих себя с какой-либо конфессией.

На сегодня существующие в России правовые отношения между государством и религиозными объединениями носят в целом выраженный гражданско-правовой, либеральный характер, соответствующий основным нормативным международным актам. Государственно-конфессиональные взаимоотношения регулируются правовыми нормами, закреплёнными в основных законодательных актах: Конституции России, Федеральном законе «О свободе совести и религиозных объединениях», а также других законодательных и нормативных актах, так или иначе касающихся существования и деятельности религиозных организаций, групп, конфессий, верующих граждан в целом на территории Российской Федерации. Однако реализация права на вероисповедание в современной России перемещается, как нам кажется, из плоскости «государство – религиозная организация», в плоскость «государство – конфессия», приобретая более широкий смысл взаимодействия и взаимоотношений, так как термин конфессия включает в себя и незарегистрированные государством в установленном порядке религиозные группы, а также затрагивает и осуществляющие свою деятельность другие предприятия, учреждения и организации, фактически находящиеся в сфере действия религиозных объединений, таковыми по форме не являясь. Законодательство же касается в основном религиозных организаций. Мы предлагаем рассматривать отношения государства и религии через взаимоотношения «государство – конфессия – общество», которые имеют перспективы развития по нескольким направлениям.

Среди них можно выделить образование, воспитание, участие в национальных проектах, вопросах государственного и местного самоуправления, культуры и охраны наследия и т.д. Такое взаимодействие представляется эффективным в плане реального, а не декларативного соучастия светского и духовного компонентов в выработке тактических и стратегических перспектив существования нашего общества, в условиях достаточно быстро меняющихся демографических, экономических и геополитических реалий нашего времени.
В Республике Башкортостан государственно-межконфессиональные отношения можно охарактеризовать как стабильные и устойчивые в существующих социально-экономических и политических условиях.

Стабильность данной модели межрелигиозного согласия обеспечивают мирные отношения между исламом и православием, которые в своем взаимодействии выработали язык межрелигиозного диалога и составляют большинство религиозных общин республики (68% и 19% от всех религиозных объединений соответственно). Между ними нет принципиальных противоречий и соперничества на конфессиональном поле республики. Напротив, расширяется сотрудничество традиционных конфессий, особенно, в сфере социального служения и сотрудничества с органами государственной власти и местного управления во многих направлениях внутренней государственной и региональной политики. Органы государственной власти проводят взвешенную, продуманную политику в отношениях с основными конфессиями, новыми религиозными течениями, зарегистрированными религиозными организациями и незарегистрированными религиозными группами.

Особенностями данной политики является постоянная готовность государственных органов к оперативному вмешательству в координацию межконфессиональных взаимодействий и консультирование во внутриконфессиональных отношениях. Но в этом их сила и их слабость, так как осуществление такой политики требует постоянного мониторинга конфессиональной, а в последнее время и этноконфессиональной ситуации, и потенциальной готовности компетентных госорганов к выработке правильных оперативных и тактических решений.
Кроме того, это происходит в условиях долголетнего отсутствия как концепции государственно-конфессиональных отношений, так и планового подхода к выстраиванию отношений между государством и религиозными организациями в стратегической перспективе на ближайшие 5-10 лет, а также отсутствия федерального органа исполнительной власти, ответственного за проведение государственно-конфессиональной и национальной политики. В данных условиях роль, функции и ответственность органа государственной власти, реализующего данное направление внутренней политики постоянно увеличивается и усиливается.

В Российской Федерации и Республике Башкортостан этноконфессиональный фактор не является одним из приоритетных направлений внутренней политики. Инициатива по расширению взаимодействия религиозных и общественных организаций и государства должна исходить из федерального центра.
В республике для поддержания межконфессионального мира и реализации государственно-конфессионального сотрудничества пока достаточно существующих органов государственной власти и управления, механизмов принятия и осуществления различных решений. Хотя нельзя не признать, что работа этих органов не централизована и носит во многом консультативный, аналитический, рекомендательный характер. Возникающие в этнорелигиозной сфере вопросы решаются в основном самостоятельно на уровне региона, субъекта федерации, своими силами. В многоконфессиональной республике органы, осуществляющие государственно-конфессиональную политику, проводят её с соблюдением баланса интересов основных конфессий, религиозных групп, интересов государства и общества, при приоритетной поддержке традиционных или коренных конфессий России, которые, однако, не рассматриваются пока как равноправные социальные партнёры. В Башкортостане государственной поддержкой пользуются официальные конфессии и организации, в первую очередь Центральное духовное управление мусульман России. Отношения с основными конфессиями и другими религиозными группами строятся на основе взаимного уважения, в рамках существующего законодательства.

Влияние религии на современную социально-политическую жизнь региона, с одной стороны, преувеличивается в общественном сознании, а с другой, не реализуется самими конфессиями и даже не осознаётся ими в полной мере из-за неотрефлексированности религиозными организациями своего места и роли в современной социально-политической жизни. Кроме того, сегодня религиозные лидеры не пользуются значительным авторитетом в глазах больших масс населения в той степени, чтобы влиять на их политический выбор. Если раньше религиозный фактор старались использовать как политический ресурс, то сейчас он может стать, скорее, фактором формирования общественного мнения, мировоззренческой позиции населения и не в последнюю очередь по отношению к институту государственной власти.

В последние годы государственно-конфессиональное сотрудничество в Республике Башкортостан существует в основном в направлении социальной работы (профилактика правонарушений и т.д.). Согласованная программа действий и мероприятий отсутствует, взаимодействие осуществляется оперативно или «по факту». Сотрудничество осуществляется за счёт межличностных контактов, либо в рамках договорных отношений между конфессиональными и государственно-муниципальными структурами и их подразделениями.
Основными направлениями сотрудничества остаются: образовательная сфера, морально-психологический общественный климат, социальная, культурная и, возможно, миграционная политика. Хотя, повторяем, плана, программы или долгосрочной стратегии государственно-конфессионального сотрудничества не существует.

Межконфессиональное напряжение практически отсутствует, выработан и апробирован язык межрелигиозного диалога.
Отношения между «традиционными» и «нетрадиционными» религиозными течениями в целом негативные, но не имеют характера открытой напряжённости. Причём причины распространения подобных «нетрадиционных», «неформальных», а иногда и радикальных течений в эпоху социальных потрясений, нестабильности, слабой государственности, отсутствия идеологических оснований и падения общего культурного уровня населения исторически обоснованы и неоднократно зафиксированы в различные периоды истории как закономерное явление.

В дальнейшем риторика противостояния, например «традиционного» и «нетрадиционного» ислама, видимо, будет снижаться по мере роста сектора неформального ислама или изменения отношения к нему вплоть до слияния и выработки новой стратегии развития российского ислама. Решения эти во многом будут зависеть от государственной позиции в государственно-конфессиональных отношениях.

Неофициальные религиозные течения и группы, активно использующие структуры централизованных религиозных организаций, осознали бесплодность попыток рейдерских захватов руководящих постов в ДУМах наскоком в современных условиях, и активно работают как над формированием собственных полуофициальных структур, так и над поддержанием жизнеобеспечения сетевых неформальных структур различных религиозных течений.
Наши эксперты признают, что отдельные антирелигиозные, в основном, антиисламские высказывания не оказывают заметного влияния на общественные взгляды. Несмотря на упрощённый, однобокий подход к исламу в некоторых СМИ, в современном российском обществе представление о мусульманах все же не ассоциируется однозначно с «образом врага». Отвечая на вопрос о наличии единой исламской идеологии в России, эксперты фактически констатируют её отсутствие. Также нет единства и в самой российской исламской умме.

Основной причиной отсутствия единой идеологической платформы, программы действий и концепции развития российского ислама является не противодействие государства или других конфессий, а главным образом внутренние противоречия внутри исламской общины и отсутствие духовного лидера среди мусульман суннитов России.

Современные «неформалы» имеют выраженную активную социальную и религиозную позицию и ставят перед собой, прежде всего, задачу количественного роста числа сторонников организаций (неофитов, пользователей, читателей). Следующей задачей им видится укрепление организационного единства: «наша организация (джамаат) ? это наша жизнь», насыщение организационного пространства единой идейной составляющей в виде теоретических, духовно-практических религиозных знаний.

Контроль со стороны государства за деятельностью юридических и физических лиц, действующих в религиозной сфере, осуществляется в основном правоохранительными органами, опосредованно государственными органами и централизованными религиозными организациями, но вот действенность такого контроля вызывает сомнение. И в первую очередь это касается работы с молодёжью.
Религиозность населения республики стала сегодня одним из маркеров этнической самоидентификации, хотя доли «этнических» и «практикующих» верующих разительно отличаются.

По данным наших социологических опросов общественное сознание уже готово к изменению ситуации в направлении сближения государства и основных конфессий во внутренней политике. Об этом нам могут говорить следующие факты: четверть опрошенных в результате анкетного исследования по Башкортостану ? «за» создание партий с религиозной идеологией; половина опрошенных считают «возможным» наладить более тесное сотрудничество религиозных и светских организаций, государства, а 34,6% ? «необходимым»; 79% считают, что конфессии и сегодня уже пользуются явной государственной поддержкой. Люди в целом одобрительно относятся к публичной «религиозности» чиновников и политиков.

С другой стороны, в ответ на общественный спрос не предлагается какого-либо значимого предложения со стороны государства и основных конфессий. Так, не сформирована концептуальная сторона государственно-конфессиональных отношений; недостаточен авторитет священнослужителей для реализации полноценного сотрудничества во внутренней политике государства и конфессий; недостаточное собственное активное влияние конфессий на общественное мнение; духовенство сегодня практически не влияет на политическую жизнь страны.

Сегодня между православными и мусульманами нет принципиальных социальных противоречий. Таким образом говорить о межконфессиональной конфликтности в современных условиях не приходится, если только конфессиональный фактор не будет проявляться как аккумулирующий в ошибках при конструировании межнациональных отношений или как коммулятивный в политической борьбе представителей региональных элит.

Этнорелигиозная структура современного общества имеет весьма сложные характеристики. Одной из особенностей последнего десятилетия является рост религиозного сектора, для Республики Башкортостан – в первую очередь исламского, в плане, как социальной группы, так и сегмента общественного сознания. Структура мусульманской уммы РБ медленно, но неуклонно меняется, что вызывает противоречия, которые мы можем охарактеризовать как «тлеющий» закрытый внутриконфессиональный конфликт в латентной фазе, со средним или низким уровнем напряжённости, имеющий, по меньшей мере, четыре линии противоречий:
- идеологическое противостояние (во многом риторическое), по основной линии: «традиционный» – «нетрадиционный» ислам с формированием в общественном сознании его негативного образа и применении упрощённого термина «ваххабизм», который активно эксплуатируется СМИ;
- второе направление напряжённости по линии ДУМ РБ – ЦДУМ России, которая носит латентный, скрытый характер и первоначально позиционировавшееся как противоречие между «башкирскими» и «татарскими» имамами, сегодня во многом потеряло свою остроту, но не потенциал своей конфликтности;
- третья линия напряжённости проходит между салафитскими и суфийскими или просуфийскими группами; следует отметить, однако, что самими прихожанами мировоззренческие различия между этими течениями не всегда чётко осознаются;

- четвёртая линия напряжённости и потенциальной конфликтности проходит между неформалами из салафитского лагеря и ДУМами, причём ДУМ РБ и ЦДУМ находятся в этом отношении в разных позициях, хотя используют схожую риторику.

Внутриконфессиональная напряженность в исламской умме РБ сегодня существует в виде локальных конфликтов, имеющих частный характер, обостряющихся с каждым годом. Напряжённость и скрытое противостояние между её сторонами в основном происходит по вопросу о распределении ресурсов: прихожане, мечети, сферы влияния, районы распространения, финансирование и т.д. По некоторым вопросам позиции участников могут согласовываться, но в основном, поле для диалога и компромисса достаточно узкое, зависящее от многих субъективных факторов. Большое влияние, по нашему мнению, на течение, ход, интенсивность и формат данной конфликтности играют субъективные факторы в лице действий формальных и неформальных руководителей религиозных групп и муфтиятов, а также любые изменения государственно-конфессиональной политики и деятельность международных исламских центров, имеющих своё влияние на определённые сегменты исламской уммы Башкортостана.

На сегодняшний день условия, сопровождающие напряженность, находятся в неустойчивом равновесии благодаря избранию большинством верующих и их лидеров мирного пути. Напряженность поддерживают также разные ценности и цели основных участников, которые находятся друг с другом в неразрешенном до сих пор противоречии. Например, с одной стороны, идеология распространения «традиционного, просуфийского» ислама, с другой стороны, переформатирование ислама в Республике Башкортостан в соответствии с «салафитской идеологией».

О влиянии национального фактора на конфессиональную ситуацию можно сказать следующее: деления религиозных групп ещё и по национальному признаку нам выявить не удалось, по понятным причинам трудности их изучения и, зачастую, скрытого характера функционирования. Говорить о том, что национальное поле станет завтра одной из линий напряжённости в отношениях религиозных групп, мы пока не можем из-за отсутствия проверенных данных. Выдвигать это суждение можно лишь в качестве предположения, исходя в своих рассуждениях из того известного социального факта, что любое национальное или религиозное движение взаимно проникая и используя друг друга, значительно усиливают свой потенциал и наращивают свои мобилизационные ресурсы. Религиозный фактор называется и признаётся сегодня одним из факторов этнической самоидентификации объективно. Причём он может являться и позитивным фактором национального общественного развития и фактором дестабилизации, представляющим общественную опасность при определённых условиях. Так, внутриконфессиональные конфликты уже имеют свой внутренний этноконфессиональный аспект и возможный крайне неприятный вариант развития конфликтности в плоскости реализации радикальных идеологий.

Поэтому важным вопросом является продолжение научных исследований по этнорелигиозной проблематике в республике, организация мониторинга этноконфессиональной ситуации. Такая работа также послужит научно-методической основой для понимания процессов усиления религиозности общества и выработки методических указаний по профилактике радикализма и экстремизма, использующего религиозную идеологию. Религия становится сегодня всё более значимым фактором общественной жизни страны. Перспективы новой социализации ислама дополняют её уже сегодня новым содержанием.
Религиозность начинает проникать в мировоззренческое коммуникативное поле, особенно в молодёжной среде. Эти новые тенденции конфессионального развития требуют своего осмысления и выработки новых подходов. Эти вызовы современности требуют новых организационных и методических, управленческих форм деятельности, с применением технологий, доказавших свою эффективность в социально-культурных процессах последних лет.
В других религиях существуют свои тенденции развития, которые менее влияют на социально-политическую жизнь республики, по причине меньшего количества верующих, однако и они требуют внимательного уравновешенного отношения со стороны государственных органов и своей научно-исследовательской работы, так как в условиях многонационального и поликонфессионального состава населения Республики Башкортостан ошибки в этнорелигиозной сфере могут дестабилизировать ситуацию в целом в регионе.

Поэтому при существующих и возникающих проблемах и тенденциях развития этнической и религиозной сферы, усилия органов государственной власти и религиозных деятелей, направленные на сохранение межнационального, межконфессионального и внутриконфессионального мира и согласия, должны оставаться неизменными, что, несомненно, окажет своё позитивное воздействие на дальнейшее развитие нашего региона.


Р.Д. Карамышев, научный сотрудник отдела этнополитологии ИГИ РБ


Скачать книгу можно здесь (с эксклюзивного разрешения автора сайту "РБ-XXI век"):




karamyshev.-monografiya-27.07.2015.pdf [1,96 Mb] (cкачиваний: 59)

Посмотреть онлайн файл: karamyshev.-monografiya-27.07.2015.pdf
Комментарии (17)
Добавить комментарий
Прокомментировать
Кликните на изображение чтобы обновить код, если он неразборчив
Наблюдатель
#1 Наблюдатель Гости 21 августа 2015 11:11
Название присвоено в 1963 году, сохраняет имя бывшего подмосковного села Карамышево, известного по документам с 1646 года (было перенесено на 1,5 км в 1930-х годах в связи со строительством Карамышевского гидроузла канала Москва-Волга, а в конце 1940-х включено в состав Москвы)[1]. Деревня принадлежала старинному дворянскому роду Карамышевых, предок которого татарин Карамыш, согласно родословной, приехал в Москву из Золотой Орды в начале XV в. Среди первых дворян Карамышевых нижегородский боярин Семён Карамышев (1410 г.), князь Михаил Фёдорович Карамыш Курбский (1493 г.), Александр Васильевич Карамышев (1470 г.). В основе фамилии Карамышев — тюркский корень со значением «защитивший».

Холодная война между татарами и башкирами, ничем нельзя завуалировать, т.к основная масса населения Башкирии верующие Путину
Нейтрал
#2 Нейтрал Гости 22 августа 2015 04:56
Судя по выводам, книжка должна быть очень интересной. Особенно та часть, где приводятся результаты социологичеких опросов и мониторинга сред населения, среди молодёжи. Надо будет внимательно прочитать.
Меня только волнуют названия наших публикаций: слишком длинные, избыточность информации в названии... Ведь написали "Этнорелигиозная ситуация в РБ", разве недостаточно? Зачем ещё какие-то подзаголовки? В аннотации книги можно прочитать остальное.
Алмата
#3 Алмата Гости 22 августа 2015 21:05
В статье есть интересные мысли ,но не хватает глубины и осведомленности в данном вопросе .
Аноним
#4 Аноним Гости 23 августа 2015 20:16
Наконец то. Давно хотелось почитать от специалистов и занимающийся этой темой новой информации.
Я уже подумывал, что работники иги уже в бизнес ушли.
Гирей
#5 Гирей Гости 23 августа 2015 22:20
Цитата: Наблюдатель
В основе фамилии Карамышев — тюркский корень со значением «защитивший».
буквально можно? а то никак у меня вывести Карамышев из такого корня не получается. Правда, я в языках не силен, но рад просвещаться.
Цитата: Наблюдатель
Среди первых дворян Карамышевых нижегородский боярин Семён Карамышев (1410 г.)
это не те Карамышевы. smile Амир и Гани Карамышевы, соратники А.З.Валиди не имели отношения к нижегородским боярам, они не дворяне, а башкиры.
Цитата: Алмата
В статье есть интересные мысли ,но не хватает глубины и осведомленности в данном вопросе .
это не статья, а заключение из книги, можно скачать. Автор политолог, но вполне практик - по должности он советник Совета по государственно-конфессиональным отношениям РБ. Так что интересно узнать, какой именно осведомленности не хватает, полезно и автору и читателям.
Цитата: Аноним
Я уже подумывал, что работники иги уже в бизнес ушли.
нет, в отпуск. Сайт также в отпуске до сентября. Как обычно, впрочем.
Алмата
#6 Алмата Гости 24 августа 2015 07:49
Основной причиной отсутствия единой идеологической платформы, программы действий и концепции развития российского ислама является не противодействие государства или других конфессий, а главным образом внутренние противоречия внутри исламской общины и отсутствие духовного лидера среди мусульман суннитов России.========================== в Казакстане таких проблем нет среди мусулман . Герей отгадайте с трех раз в чем причина ? fellow
Алмата
#7 Алмата Гости 24 августа 2015 19:25
Лидер говорите no я не знаю как фамилия и имя муфтия Рк и думаю большинство делающих намаз рядом со мной в местной мичети не озадачиваются этим .
Алмата
#8 Алмата Гости 27 августа 2015 19:42
В Казакстане все то же самое что и в РБ с одним отличием Казакстан независимое государство самостоятельно определяющее свою внутреннюю политику вот корень всех ваших" терек " между ханафитами и людьми называющими себя салафитами. На словах Москва за традиционный Ислам а по большему счету ей нужно только православие и унитарное русское государство . Печально что люди называющие себя экспертами не видят очевидных вещей и вещают лапшу нам на уши .
аноним
#9 аноним Гости 29 августа 2015 15:43
Без мата эти умные слово прения в комментариях не прочитаешь
Алмата
#10 Алмата Гости 29 августа 2015 21:41
Смысл читать комментарии после которых материтесь ? Может лучше по старинке Мурзилку ?
Раян
#11 Раян Гости 1 сентября 2015 14:06
Цитата: Алмата
На словах Москва за традиционный Ислам а по большему счету ей нужно только православие и унитарное русское государство . Печально что люди называющие себя экспертами не видят очевидных вещей и вещают лапшу нам на уши .



Вот именно.
Но мало кто в слух это скажет, еще мало способны об этом написать.
Ведь Москва тогда заругает, ругаться будет.
А сотрудников могут уволить.
Но академикам этого тоже возможно не надо.
Алмата
#12 Алмата Гости 8 сентября 2015 22:05
У Герея видать проблемки по работе ,совсем сайт забросил ,не до нас ему , чую без казахов здесь не обошлось . fellow
КАРТ БАБАЙ
#13 КАРТ БАБАЙ Гости 17 сентября 2015 10:20

Нет, проделки ваххабитов.
Запугали Гирея
Коммент
#14 Коммент Гости 18 сентября 2015 10:25
В условиях оккупации Башкортостана Московской империей средневековья - при бесправном состоянии башкирского народа, при фактическом этноциде башкирского народа, рассуждать о существовании и положении башкирской религии - является верхом двуличия.
Все это происходит в ситуции может быть только такое идиотство - "муфтий" целующий в мечети крест оккупантов.
Это наравне с таким идиотством, когда "президент Башкирии" от оккупантов объявляет башкирский язык насильственным.
Это при такой ситуации, когда втюривают башкирам что говорить о башкирских вещах и решать башкирские проблемы можно лишь верным башкирам на языке оккупантов, и что это "традиция 21век"
неказах
#15 неказах Гости 18 сентября 2015 14:03
Цитата: КАРТ БАБАЙ
Нет, проделки ваххабитов.
Запугали Гирея

Если бы вахи это захотели, то они опоздали на четверть века.
В самом деле ваххабиты если есть, то воображениях силовиков, и то лишь для зарплаты
Азамат
#16 Азамат Гости 21 сентября 2015 02:43
К сожалению, уровень обсуждения из-за отдельных комментаторов здесь ниже плинтуса. Да и автор не ответит здесь на те вопросы, которые хотелось бы задать. Например, с чего это вдруг "просуфийский" вектор обозначен в качестве традиционного для Башкортостана? Такие одиозные фигуры вроде З.Расулева, в свое время отторгнутогские о уммой, явно не в счет. Контрнакшбандийские усилия шейбанидов, сражения с Тимуром и его суфийско-шиитскими присными, включая новодел и мифотворчество Едигеидов со времен Кундурчи - практически общеизвестны. Одним словом, просуфийский движ оставался маргинальным именно в этом регионе, где существовали сильные традиции ортодоксального суннизма. Как минимум со времен Ахмеда Яссави, Узбек-хана, Кучум-хана, арасакала, Бепенея, Акмуллы. Р.Фахретдина. Их суннитские, анти-суфийские убеждения ни для кого не секрет. Поэтому, раз уж исследователь использует антитезы, то вектор противостояния лучше их обозначить не как "суфизм vs салафизм", а как "суфизм vs суннизм". Поскольку накшбандия с Нового времени это течение отличное от суннизма. Это тарикат, свернувший с пути шариата. Потому и нетрадиционный.
Алмата
#17 Алмата Гости 21 сентября 2015 21:07
Дремучее население это питательная среда для всякого рода ересей вот о чем надо говорить . Хотя главный негативный момент все таки колониальный статус мусулманских регионов РФ. Замкнутый круг получается . Повторюсь как то писал , знакомый ингуш из Малгобека рассказывал что фсбешники крышевали салафитскую мичеть чтобы местные менты ее не трогали .Вами вертят и крутят как хотят чтобы муслимы грызли друг друга доказываю кто лучше. Вы видите малую часть картины а истинные кукловоды сидят в тени. Азамат на кого бочку катишь? smile
Проблемы архаизации мусульманской уммы Башкортостана
ПРОБЛЕМЫ АРХАИЗАЦИИ МУСУЛЬМАНСКОЙ УММЫ БАШКОРТОСТАНА В социокультурной динамике современной мусульманской уммы Республики Башкортостан выделяется несколько
В Башкортостане обсудили модели межконфессионального взаимодействия
В Башкортостане обсудили модели межконфессионального взаимодействия 5 сентября 2016 года в г. Уфе в Башкирском государственном университете состоялась Международная
ТЕНДЕНЦИИ И ПРОБЛЕМЫ РАЗВИТИЯ СОВРЕМЕННОЙ УММЫ БАШКОРТОСТАНА: ФАКТОР САЛАФИЗМА
ТЕНДЕНЦИИ И ПРОБЛЕМЫ РАЗВИТИЯ СОВРЕМЕННОЙ УММЫ БАШКОРТОСТАНА: ФАКТОР САЛАФИЗМА Полемичные друг другу суфизм и салафизм следует рассматривать как ситуативные проявления
РЕЛИГИОЗНЫЕ ОБЪЕДИНЕНИЯ РЕСПУБЛИКИ БАШКОРТОСТАН. СПРАВОЧНИК. УФА, 2014.
Новая книга: РЕЛИГИОЗНЫЕ ОБЪЕДИНЕНИЯ РЕСПУБЛИКИ БАШКОРТОСТАН. СПРАВОЧНИК. УФА, 2014. Представляем вниманию читателя вышедшую в научном журнале «Проблемный анализ и
УФА И БИШКЕК ОБСУДИЛИ ПРОБЛЕМЫ И ПЕРСПЕКТИВЫ ЕВРАЗИЙСКОЙ ИНТЕГРАЦИИ
Уфа и Бишкек обсудили проблемы и перспективы евразийской интеграции 16 октября между Уфой и Бишкеком состоялась видеоконференция «Влияние украинского кризиса на
Бесплатно модули и шаблоны DLE Веб-шаблоны премиум класса