Принятие Декларации о суверенитете БССР: летопись политической жизни
10.10.2009 6 181 63 root

Принятие Декларации о суверенитете БССР: летопись политической жизни

Идеология и Политика
В закладки
alt
Первыми проявлениями «перестройки» в БАССР стали изменения в сфере общественного сознания, когда на инициированную центром возможность открыто вести дискуссии по тем или иным вопросам до этого единое население региона стало резко поляризоваться. С этого момента региональная идентичность начала доминировать над общесоюзной, запустив, тем самым, процесс регионализации. Итогом «перестройка» в БАССР, ее апогеем, стало провозглашение суверенитета республики. Многие уже начинают забывать или вообще не знают того, каким образом, при каких условиях проходило принятие этого исторического документа. А знать и более детально изучить этот период, нужно хотя бы потому, что в тот момент (как в момент бифуркации) действия могли пойти по различным коридорам развития. В тот период происходили события, которые в последствии определили вектор развития республики на долгие годы вперед. Мы не навязываем свою точку зрения и предлагаем, по сути, документальную хронику того времени. Итак, напомним, как происходила либеральная революция («перестройка») в Башкирской АССР.

 

 

Общая ситуация в БАССР к  моменту принятия Декларации

 

К октябрю 1990г. в БАССР, в результате перестроечных реформ, сложились определенные предпосылки для изменения государственного статуса республики. Политические реформы команды М.Г.Горбачева породили целый ряд серьезных проблем в социально-экономической и общественно-политической сфере, создав тем самым условия для экономической децентрализации регионов. Эти действия руководства страны, а также либерализации советской системы обусловили возникновение в конце 80-х годов национальных и общественных объединений, которые сформировали  социальную и идеологическую основу для движения за союзный статус.

В ходе реформы политической системы, состоящей в передаче части функций исполнительной власти Советам и проведения демократических выборов народных депутатов,  резко возрастает роль Верховного Совета БАССР как новой политической силы. Процесс децентрализации унитарной системы, инициированный центром, а также возникновение новых партий,  национальных, религиозных  и общественных организаций на фоне усиления движения экологов стали, в совокупности, основными факторами, подготовившими принятие Декларации о суверенитете республики.

Какова была идеологическая подоплека этого движения за суверенитет? К началу 90-х годов в общественном сознании твердо утвердилась мысль о том, что  «господство командно-административных методов в экономике» и статус автономии являются главными причинами застойных явлений, не дающих полноценно развиваться Башкирской АССР. Именно поэтому идея экономического суверенитета, то есть получение союзного статуса, первоначально не имела того политического смысла, который в него стали вкладывать позднее. Лидеры башкирского национального движения, выступившие инициаторами союзного статуса, на первых порах не были настроены против советской системы, во многом именно поэтому население республики поддерживало экономический суверенитет (союзный статус). Со временем произошла подмена понятий и экономический суверенитет (союзный статус) стал пониматься как государственный (национальный). Иными словами, в идеологии широко развернувшегося движения за статус союзной республики, экономический компонент был доминирующим по сравнению с политическим, но по мере усиления центробежных тенденций политический компонент стал определяющим.

 

 

                         Дискуссия о суверенитете

 

Вопросы о необходимости союзного статуса БАССР, а затем и о провозглашении государственного суверенитета, вылились в ожесточенную дискуссию, которая развернулась на страницах республиканских журналов и газет. 18 декабря 1990г. в газете «Вечерняя Уфа» была напечатана статья Ф. Байрамова «О каких правах идет речь?». В ней автор утверждал, что статус союзной республики Башкирской АССР на данном моменте не нужен, поскольку есть необходимость  добиваться лишь регионального хозяйственного расчета и экономической самостоятельности. Схожая по смыслу была статья И.Федорина, также направленная против получения союзного статуса, который мог, по мнению автора, «нарушить дружбу народов и породить сепаратизм».

Активный участник башкирского национального движения проф.Д.Ж. Валеев, выступивший рядом статей в защиту суверенитета республики, указал на то обстоятельство, что ни экономическая самостоятельность, ни хозрасчет невозможны без соответствующего политико-правового оформления статуса суверенной республики. Кроме того, выступив с критикой принципа ранжирования национально-территориального устройства СССР, он указал на то, что противники государственного суверенитета не хотят брать в расчет проблему реализации принципа национального самоопределения народов. Так как «ни царизм и ни советская империя не смогли решить национального вопроса применительно к башкирам на сколько-нибудь удовлетворительном уровне, исходя из волеизъявления самого башкирского народа».

В дискуссию были втянуты представители различных социальных групп и профессий. Это показало, что нет единого взгляда по столь сложному вопросу, что назревает проблема общественного раскола в республике. К примеру, академик Г.А.Толстиков и к.э.н. Г.Шафиков высказали мнение, что перевод БАССР на союзный статус может отразиться на интересах других национальных групп проживающих в регионе, что русское население в этом случае лишиться государственной целостности. Схожую оценку происходящим событиям дал и проф. Б.Х.Юлдашбаев, считая, что в БАССР идет «однобокая пропаганда проекта союзной республики при нерешенности национальных задач, особенно проблем собственно башкирского национального потенциала Башкирской республики, а также татаро-башкирского вопроса».

Известные юристы республики Ф.Раянов и Л.Каневский также были во многом согласны с Б.Х.Юлдашбаевым. В своей совместной статье они утверждали, что: «требование статуса союзной республики для БАССР не только не своевременно, но и объективно ведет к осложнению и без того сложной ситуации в стране и в республике».

Общей чертой всех противников союзного статуса было опасение того, что повышение статуса республики станет лишь толчком для дальнейшего отчуждения БАССР, что вполне объяснимо, так как перед глазами стоял пример объявления государственного суверенитета 1988г. Эстонской ССР, где также на первых порах оппозиционные силы настаивали на признании родного языка в республике официальным, затем обеспечения реальной самостоятельности местным органам власти, а после обособления экономики от общесоюзного народнохозяйственного комплекса добились признания приоритета республиканских законов перед общесоюзными.  (Отметим в тоже время, что многие упреки,  предъявляемые советской власти гуманитарной интеллигенцией республики, были несущественны и носили непринципиальный характер. Как и вся перестроечная риторика, многие ее утверждения были мифологизированы и слабо обоснованы).

В целом дискуссия о суверенитете Башкирской ССР в начале 90-х годов выявила, на наш взгляд, прежде всего, раскол по национальному признаку среди интеллигенции республики. Именно с этого периода начинается процесс формирования этнополитической элиты Башкортостана – как «достаточно самостоятельных высших групп, занимающих относительно привилегированное положение и непосредственно формирующих этнополитические взгляды и идеологию народов республики» (Р.Галлямов). Население же  автономии такого раскола сумела избежать. Общественную активность люди проявляли  лишь в крупных городах Башкирской АССР.       

              Между тем, республика продолжала находиться в условиях экологического и общественно-политического кризиса. Массовые протесты, возглавляемые экологическим движением, не утихали. Неспособность властей остановить фенольное отравление в г.Уфе привели к тому, что 13 мая 1990г. комитетом экологического спасения была организована живая цепочка от здания Совета Министров БАССР до объединения «Химпром», который по прежнему продолжал работать. К лету активность экологов позволила им 21-24 июня провести марш-протест от г.Кумертау до г.Казани против строительства Башкирской и Татарской АЭС, так как аналогичный экологический «кризис» имел место и в ТАССР. Необходимо признать, что экологическая опасность во многом была надуманной (кроме отравления фенолом), так как строительство АЭС как в БАССР, так и в ТАССР было экономически выгодным, но испуг вызванный чернобыльской катастрофой, а также «перестроечная» атака на массовое сознание, не позволяла людям реально оценивать обстановку.

В этих условиях Верховный Совет БАССР приступает к подготовке принятия Декларации о суверенитете БССР. И уже  9 августа 1990г. в Башкирию приезжает Председатель ВС РСФСР Б.Н.Ельцин с целью  заручиться поддержкой республиканских властей в борьбе со сторонниками сохранения Союза во главе с М.С.Горбачевым. 12 августа состоялась его встреча с общественностью г.Уфы, в которой приняли участие также представители национальных движений. Любопытно как прошла эта встреча.

Выступивший в самом начале председатель БНЦ «Урал» Р.Шакур высказался о необходимости придания союзного статуса Башкирской АССР. Представитель ТОЦ выразил прямо противоположную точку зрения, указывая на взрывоопасную ситуацию в республике. Однако выступивший затем сам Б.Н.Ельцин прямо заявил: «Мы говорим народу Башкирии, Верховному Совету: возьмите ту долю власти, которую сами сможете проглотить. И мы согласны с этой волей. Верховный Совет  России не будет ни в коем случае этому препятствовать». Существует, кстати, слух, что при произнесении со ступенек Русского драмтеатра этой, ставшей исторической,  тирады, отец русской демократии был изрядно пьян.

Б.Н.Ельцин был настроен более радикально, чем сами сторонники суверенитета, так как на состоявшейся встрече с писателями БАССР, заявившими ему о необходимости спасения башкирского народа путем получения союзного статуса, он, быстро согласившись с этим, заявил также о необходимости двойного гражданства: башкирского и российского, что устроило бы, по его мнению, все народы живущие в республике. Делая такие заявления, он руководствовался тем, что уже тогда понимал -  дни СССР сочтены. В тоже время, он фактически изложил то, что было закреплено в Декларации о суверенитете Российской Федерации и других документах Съезда народных депутатов и Верховного Совета России.

 В связи с  приездом депутаты горсовета опубликовали открытое письмо Б.Н.Ельцину,  в котором заявили  о том, что «в условиях Союзной республики представители татарской национальности немедленно потребуют автономии, а так как рядом союзная татарская республика это приведет к Нагорному Карабаху». Но несмотря на эти заявления 9 августа 1990г. Верховный Совет БАССР принимает постановление «О проектах Декларации о государственном суверенитете БАССР» с вынесением их на всенародное обсуждение.

 

 

                                            Проекты Декларации

 

10 августа 1990г. в республиканской прессе были обнародованы 3 проекта Декларации о суверенитете БССР. Первый проект, разработанный Президиумом Верховного Совета республики, предлагал: «реализуя неотъемлемое право башкирской нации на самоопределение, стремясь создать демократическое правовое общество» провозгласить БССР как суверенное государство, являющееся субъектом СССР. Носителем суверенитета и источником государственной  власти в БССР объявлялся ее многонациональный народ, при этом всей полнотой власти наделялся Верховный Совет БССР. Оговаривалось также, что «непосредственное действие на территории БССР имеют акты СССР, изданные по вопросам, отнесенные к ведению Союза Союзным Договором. Действия актов СССР, нарушающих суверенитет БССР и вступающие в противоречие с правами БССР, приостанавливаются на ее территории». То есть, по проекту данной Декларации, БССР должен был стать только субъектом СССР, что юридически выводило ее из состава России. Второй проект, подготовленный Советом Министров БАССР, не многим отличался от проекта Верховного Совета, но признавал БССР двухсубъектной республикой (т.е. субъектом РСФСР и СССР).

Третий проект, подготовленный юристами республики, провозглашал БАССР как форму национальной государственности башкирского народа, входящего в СССР на правах субъекта федерации, на добровольной и договорной основе. Участвовавшие в его разработке видные юристы БАССР  – Л.Ш.Гумерова, З.И.Еникеев, А.Н.Тимонин, Д.З.Юсупов постарались более шире изложить положения Декларации. Будучи более объемным, он включал в себя 46 статей и особо оговаривал момент вхождения БССР в СССР на добровольной и договорной основе. О том, что БССР будет субъектом РСФСР,  указано не было. Башкирская ССР образовалась как форма национальной государственности башкирского народа входящего в СССР на правах субъекта федерации. В отличие от предыдущих проектов, государственная власть осуществлялась в лице Верховного Совета БССР, имеющего двухпалатную структуру (палату представителей и палату национальностей). Высший надзор за исполнением законов БССР осуществлялся Генеральным прокурором БССР, который назначался Верховным Советом  республики.

Таким образом, по этим трем основным проектам Декларации, БССР должна была стать парламентской республикой с довольно широкими правами без президентской власти, где носителем суверенитета признавался ее многонациональный народ. Между тем опубликованные официальные проекты вызвали неоднозначную реакцию у различных общественно-политических организаций и населения. Башкирские национальные организации посчитали официальные проекты компромиссными и  не отражающими интересов собственно башкирского народа. Поэтому 16 августа 1990г. был напечатан проект, написанный сторонниками БНЦ«Урал», вызвавший негативную реакцию у противников суверенитета.

Так, в проекте, подготовленной БНЦ, было сказано, что БССР «образуется на основе реализации башкирской нацией естественного и неотъемлемого права на самоопределение и национальный суверенитет», кроме права свободного выхода из СССР (о БССР как о субъекте РСФСР также не было упомянуто). Республика сохраняла за собой право требовать возвращения «незаконно отданных сталинским режимом соседним областям территорий». Так же предполагалось введение башкирского языка в качестве государственного, создание собственных вооруженных сил, комитета госбезопасности, таможенной и денежной систем.

 Последнее вызвало большой общественный резонанс. Создание вооруженных сил при праве требовать соседние территории многие расценили как желание экстремистского характера. Дискуссии вокруг обсуждения проектов Декларации возобновились с новой силой. Поэтому поводу хотелось бы отметить, что положения проекта БНЦ «Урал» можно правильно понять только в том случае, если брать во внимание конечную политическую цель этой организации, то есть создание максимально независимого Башкирского государства, так как даже вхождение в Союз ими рассматривалось как второстепенная задача (иначе их бы удовлетворили написанный юристами или Президиумом ВС проект Декларации), именно поэтому формирование собственных вооруженных сил, денежной системы и т.п. необходимо рассматривать как желание получить все атрибуты независимого государства.

Первыми на проект Декларации БНЦ «Урал» отреагировали депутаты Уфимского горсовета. На открывшейся 22 августа Четвертой (внеочередной) сессии горсовета, в ходе обсуждения проектов, была принята резолюция, где было сказано о недостаточной аргументированности причин для принятия государственного суверенитета. Там же впервые было указано на то, что изменение статуса не входит в компетенцию Верховного Совета, а должно решаться на референдуме народами Башкирии. С самого начала, выступившие как последовательные сторонники непринятия суверенитета, депутаты Уфимского горсовета (в основном русские и татары) предполагали, что вынесение этого вопроса на всенародный референдум позволит при 40% русского населения и 30% татарского решить исход голосования в свою пользу.

Обсуждение проектов Декларации вызвало эмоциональные дискуссии в средствах массовой информации, общественно-политических организациях, среди населения и депутатов всех уровней. Несмотря на то, что в проектах важное место было отведено социально-экономическим вопросам, обсуждения велись главным образом вокруг национальных и межнациональных аспектов суверенитета. Наметился явный раскол в обществе по отношению к суверенитету, началось размежевание людей по национальному признаку. В итоге, под давлением общественности, 29 августа Президиумом ВС БАССР была образована рабочая комиссия при Президиуме ВС БАССР для работы с предложениями по проектам о государственном суверенитете.

 Необходимость такого рода согласительной комиссии была ясна с самого начала, так как слишком противоположными были оценки и предложения со стороны различных общественно-политических организаций, партий и национальных объединений. В эту рабочую группу вошли правоведы, политологи, представители партийных и общественных организаций республики. Кроме того, в прессе стали появляться неофициальные проекты Деклараций.

24 августа 1990 г. в «Советской Башкирии» был опубликован альтернативный проект проф. Б.Х. Юлдашбаева. Позднее появились проекты, подготовленные М.Сальниковым и представителями Союза юристов БАССР, но они не стали предметом широкого обсуждения, хотя сам факт их появления показывает, какой повышенный интерес у населения вызвала данная дискуссия.

По проекту Б.Х. Юлдашбаева носителем суверенитета провозглашался народ республики, субъектом же «национального суверенитета башкирского народа – собственно башкирская нация без относительно к межнациональной ее разобщенности». Проф. Б.Х. Юлдашбаев с началом дискуссии о суверенитете в многочисленных публикациях разработал и отстаивал экстерриториальный принцип национального самоопределения. По его мнению, экстерриториальный принцип был продиктован «исторически сложившейся этнонациональной ситуацией, при которой Башкирская республика и коренная – башкирская национальность Южного Урала в этнодемографическом отношении не покрывают друг друга и не совпадают». Так как, «во-первых, башкиры составляют немногим более чем 1/5 общей численности жителей БАССР, во-вторых, более 2/5 башкир проживают вне пределов республики». Поэтому, он считал, объективно более предпочтительно «дополнить или даже заменить» национально-территориальную консолидацию и автономию экстерриториальной формой национального самоопределения.

Этот принцип предлагалось осуществить применительно и к другим национальностям, что дало бы, по его мнению, возможность стать равным уже самим национальностям независимо от размера и величины национально-территориальных образований – республик и областей. Тогда «будет самостоятелен и автономен каждый из ста советских народов, а не просто тот или иной национально обозначенный регион, возможно, уже лишенный частично или полностью первоначальной своей национальной содержательности и значимости – башкирской, карельской и т.д.».

Проект Б.Х. Юлдашбаева вызвал критику со стороны идеологов башкирского движения  Д.Ж. Валеева и М.М. Кульшарипова, которые увидели в этом попытку лишить коренные народы республик права на национально-территориальное самоопределение. В тоже время, можно сделать вывод о том, что идеология суверенитета была разновекторной даже внутри башкирского общества  и не была принята однозначно всеми его сегментами. Однако в результате резкой активизации национального сознания и одновременно интенсивной иррационализации политического процесса в последней фазе «перестройки» была утеряна слабая возможность консолидации консервативных сил республики под единой платформой и суверенизация приняла необратимый характер.

С приближением дня принятия Декларации более четкими становились позиции различных участников политического процесса. Так, в опубликованном 1 сентября 1990г. интервью, М.Г.Рахимов прямо заявил, что союзные и республиканские (РСФСР) ведомства диктуют БАССР свои условия или вовсе не считаются с ней. По мнению М.Г.Рахимова: «с развитием республики в экономической и социальной среде одновременно шло ограничение ее самостоятельности. В итоге была потеряна возможность управлять производством на своей территории (пример с «Химпромом»), поэтому решение этих проблем должно осуществляться через принятие государственного суверенитета». При этом он заявил, что сама Декларация не ставит вопросы о выходе из СССР и РСФСР, так как речь идет лишь «об увеличении объема наших политических и экономических прав».

 Такой серьезный аргумент, как решение экологической проблемы при постоянных экологических авариях, мог серьезно повлиять на общественное мнение в пользу принятия Декларации. Из заявления председателя ВС БАССР становилось также понятно, что принятие суверенитета обусловлено, прежде всего, увеличением экономических и политических прав БАССР, а не желанием выхода из РСФСР или СССР. Хотелось бы отметить, что экономический суверенитет неизбежно потребовал бы соответствующего политико-правового оформления и, последовательно проведенный, он неизбежно привел бы суверенитету государственному. Поэтому, по нашему мнению, принципиальным был как раз вопрос относительно выхода из РСФСР, на котором настаивали представители башкирских национальных организаций и часть депутатского корпуса Верховного Совета.

Однако большинство населения не желала выхода БАССР ни из СССР, ни из России, при этом положительно относилось к идее экономической самостоятельности. Такое логическое противоречие связано с тем, что в общественном сознании понятие «суверенитет» не имело четко выраженного определения: каждая политическая группа вкладывала в нее свой иногда прямо противоположный по отношению к другим смысл.

Если движения (организации) демократического толка и выступали за экономическую самостоятельность, в то же время они были против проекта суверенитета БНЦ «Урал». Сам БНЦ «Урал» принятие только экономического суверенитета (в составе РФ) считал победой сторонников унитарной России. Лидеры ТОЦ, выступившие против союзного статуса БАССР, при условии придания татарскому языку государственного статуса могли стать активными сторонниками принятия Декларации. Кроме того, часть русского и татарского населения БАССР негативно относилась к принятию суверенитета, так как верила распространившимся слухам, что после принятия данного акта башкирское население республики получит все привилегии в республике, а небашкирское подвергнется депортации. В конечном итоге, все эти противоречия отразились в принятой Декларации.

В свою очередь, резкие выступления лидеров башкирского национального движения усиливали эти страхи, а неоправданные требования сторонников ТОЦ, их откровенный политический шантаж вызывал справедливое негодование у башкирского населения. Республиканские власти в лице депутатов Верховного Совета БАССР из-за боязни крупного политического противостояния среди населения и, не обладая четко выраженной политической линией поведения, были готовы на компромиссный вариант Декларации.

После опубликования 2 сентября в газетах сообщения о принятии парламентами Татарии и Коми АССР Деклараций о государственном суверенитете было ясно, что принятие БАССР аналогичного политико-правового документа дело времени. Именно поэтому ВС БАССР, несмотря на давление со стороны центра, 3 сентября принимает решение «О прекращении строительства Башкирской атомной электростанции», что, несомненно, говорит о возросшей политической самостоятельности прежде довольно слабого инструмента власти. Параллельно с этими событиями усиливается критика со стороны оппозиции на действия партийных органов республики. При стремительно падающей роли и авторитета КПСС в общественной жизни неофициальные организации вели уже открытую пропаганду против коммунистических идей и действовавшего государственного строя. Так, 5 сентября 1990г. «Демократическим Союзом» был организован несанкционированный митинг в г.Уфе, направленный против деятельности КПСС. Идеологические же органы ОК КПСС БАССР не только не проводили разъяснительную работу с населением по поводу подобных выступлений, но и продолжали вести формальную и несущественную работу по принятию различных резолюций и актов.

Необходимо отметить, что выступление Р.Х.Хабибуллина на XIX Всесоюзной партконференции с призывом преобразования БАССР в союзную республику исходила из желания партийных властей встать во главе движения за изменение государственного статуса с целью провести этот правовой акт под своим контролем и сообразно своим целям. Но резко изменившаяся политическая конъюнктура откинула КПСС на обочину общественно-политической жизни, и во главе данного движения встал Верховный Совет, как орган, который должен был выполнить эту политическую и юридическую процедуру. Поддержку «снизу» оказывало население и башкирские национальные организации. В этих условиях татарские национальные организации вновь сделали попытку повлиять на работу комиссии ВС БАССР по проекту Декларации.

 В виду того, что их заявления о политических правах татар республики остались не услышанными, 8 сентября на расширенном Пленуме ТОЦ БАССР принимается специальная резолюция «О государственном суверенитете Башкирии». Кроме известных уже требований о придании башкирскому, русскому, татарскому языкам статуса государственного, добавляются требования о пропорциональном представительстве в органах власти и создании национальных сельсоветов. В случае невыполнений данных условий вновь звучит угроза о создании Уфимской области в составе РСФСР.

 Подобные действия со стороны противников изменения государственного статуса БАССР вынудили БНЦ «Урал» 25 сентября выступить с призывом к населению поддержать принятие суверенитета. Кроме того, противники Декларации вновь усиленно стали муссировать в прессе идею проведения всенародного референдума по этому вопросу. Лидер БНЦ «Урал» М.М.Кульшарипов попытался объяснить в статье, что определенные политические силы открыто делают ставку на референдум в виду малочисленности башкир. По мнению М.М.Кульшарипова, возникает вопрос: почему проблему самоопределения башкир должны решать русские и татары? «Ведь если бы вопрос о самоопределении башкир в 1919г. решался бы посредством референдума, то они бы были лишены автономии».

В итоге  5 октября 1990г. V Пленум Башобкома КПСС, после обсуждения проекта о государственном суверенитете, решил рассмотреть его на сессии Верховного Совета БАССР 11 октября 1990г.

С приближением указанного дня обстановка в республике накалялась с каждым днем. Группой башкирской молодежи перед Дворцом нефтяников была установлена юрта с лозунгами немедленного принятия суверенитета. На Советской площади г.Уфы писатель Айдар Халим установил палатку и объявил голодовку в знак протеста против ущемления прав татарского населения. Население как г.Уфы, так и республики в целом спокойно и трезво относилось к подобным явлениям. Крупных столкновений между представителями различных национальностей удалось избежать. Наибольшей формой политической активности были митинги. Так, 9 октября на Советской площади был проведен митинг против государственного суверенитета, организованный сторонниками ТОЦ.

Противники суверенитета – группа депутатов Уфимского горсовета, представители БАИД, ТОЦ, ДПР, Уфимский историко-патриотический Собор и др. вновь обратились к народным депутатам Верховного Совета БАССР с обращением вынести решение вопроса о государственном суверенитете на всенародное голосование (т.е. на референдум).

Сторонники суверенитета – Президиум ВС БАССР, БНЦ «Урал» и другие общественные организации, в свою очередь, выступили за немедленное принятие Декларации без референдума. Они считали, что Верховный Совет республики обладает всеми правами, необходимыми для принятия данного документа.

 11 октября 1990г. в г.Уфе открылась третья сессия ВС БАССР двенадцатого созыва. Перед зданием Общественно-политического центра, где проходила сессия Верховного Совета, сторонниками суверенитета был организован многочисленный митинг. На сессии в поддержку суверенитета выступили М.Г.Рахимов и председатель Совмина М.П.Миргазямов.

Представляя Декларацию, М.Г.Рахимов, мотивируя ее принятие, отметил, что БАССР, являясь одной из высокоразвитых республик, обладая  богатым экономическим потенциалом, по уровню жизни находится лишь на 66-ом месте. Им было также заявлено, что провозглашение суверенитета не означает выход республики из состава РСФСР и СССР. В тоже время он предложил на данном этапе не решать проблему государственных языков, исходя из напряжения в области межнациональных отношений.

Выступивший на сессии первый секретарь обкома И.А.Горбунов также заявил, что Пленум обкома  единодушно решил поддержать проект Декларации, опубликованный от имени рабочей группы Верховного Совета.

Против принятия Декларации выступил депутат Корольков из г.Белорецка. В ходе полемики свое несогласие с «двойной» субъективностью БССР выразили депутаты Р.Н.Гимаев и Р.Кадыров. Первый предложил оставить БССР только субъектом СССР. Второй (Кадыров) – вообще убрать упоминание о РСФСР. Однако большинство выступивших стояло за сохранение тесных связей с Российской Федерацией. В итоге Декларация о государственном суверенитете БССР – Республики Башкортостан была принята почти единогласно. Из 250 депутатов «за» проголосовало – 245, «против»  - 1 (Андреев), 4 – воздержались.

В принятую Декларацию вошло положение о том, что Башкирская республика является субъектом Союза ССР и обновленной Российской Федерации. Отдельно подчеркивалось, что статус автономной республики ныне не обеспечивает всестороннее социально-экономическое развитие Башкирии. Основной целью принятия этого документа объявлялось создание правового и демократического общества на основе реализации неотъемлемого права башкирской нации на самоопределение и при гарантии равенства прав всех наций на территории Башкирии. Конституция и законы БССР наделялись верховенством на территории республики, за исключением тех сфер правового регулирования, которые добровольно передавались в ведение СССР и РСФСР. Предполагалось, что отношения БССР с СССР и РФ будут определяться Союзным договором и Договором с РСФСР.

Среди сторонников суверенитета в этот период можно выделить два направления. Первое, довольно крайнее -  это сторонники БНЦ «Урал», нацеленные на создание независимого государства. Второе направление – умеренное, выразителем которого стал Председатель Верховного Совета М.Г.Рахимов, заявивший в октябре 1990г.: «Наша республика, как и другие бывшие автономные образования, не стремится к выходу из Российской Федерации, не хочет ее превращать в лоскутное одеяло».

Именно эти две тенденции нашли отражение в Декларации, придав ей противоречивый характер. Желание удовлетворить всех, в конечном счете, не удовлетворило никого. Сторонников ТОЦ тем, что не было выполнено их требование о статусе татарского языка. Из-за опасения вызвать их негодование, о статусе языков было решено не упоминать вовсе. Это вызвало недовольство со стороны лидеров БНЦ «Урал», которые, кроме того, отвергали возможность вхождения в РСФСР. С последним не могла согласиться та часть населения, которая не желала выхода из России. Демократический лагерь (депутаты Уфимского горсовета, БАИД, ДПР и др.) был недоволен самим фактом принятия Декларации, выступая «против коммунистического режима, но за единую и неделимую Россию».

Тем не менее, принятие этого правового документа стало историческим событием, положившим начало новому этапу истории республики. Движение за государственный суверенитет, активизация национального движения, во многом были вызваны разрушительной политикой команды М.С.Горбачева, вызвавшей распад Советского Союза и коммунистического строя. В тоже время, в ходе движения за суверенитет, национальные движения в республиках, возглавляемые гуманитарной интеллигенцией, сумели добиться значительных прав для своих регионов и относительную независимость от центра. Гуманитарной интеллигенцией была также разработана региональная идеология, которая легла в усеченном виде в основу новых национально-государственных образований. Начиная с этого момента в Башкортостане, как и других республиках, начинается процесс формирования новой политической системы в условиях либеральной парадигмы развития.




         А. Хайбуллин

 

Комментарии (63)
Добавить комментарий
Прокомментировать
Кликните на изображение чтобы обновить код, если он неразборчив
Консервативная модернизация как альтернатива утраченному суверенитету
Консервативная модернизация как альтернатива утраченному суверенитету 11 октября 1990 года, в день принятия Декларации о суверенитете БССР, была открыта новая страница
Универсиада-2013 в Казани - политический аспект
Универсиада-2013 в Казани: политический аспект XXVII Всемирная летняя Универсиада, которая прошла в Казани с 6 по 17 июля 2013 года, стала одним из самых запоминающихся
Экологическое движение Башкирии как политический актор
Экологическое движение Башкирии как политический актор В конце 1980-х в условиях гласности и перестройки интерес к проблемам экологии в нашей стране стал резко
Системные кризисы в авторитарных режимах (на примере Республики Башкортостан)
Системные кризисы в авторитарных режимах (на примере Республики Башкортостан) Какие условия вызывают падение одного режима и закладывают основы политической
Башкортостан в системе Российского федерализма
Башкортостан в системе Российского федерализма Современный федерализм в России явление во многом уникальное. Его формирование было обусловленное глубокими историческими
Бесплатно модули и шаблоны DLE Веб-шаблоны премиум класса