Системные кризисы в авторитарных режимах (на примере Республики Башкортостан)
23.01.2013 2 821 8 root

Системные кризисы в авторитарных режимах (на примере Республики Башкортостан)

Идеология и Политика
В закладки
Системные кризисы в авторитарных режимах (на примере Республики Башкортостан)

Республика Башкортостан, являясь одним из наиболее сложных и крупных субъектов Российской Федерации, пережила за последние 25 лет смену нескольких форм региональной власти. Во всех случаях демонтаж одной политсистемы и установление другой сопровождался болезненным политическим кризисом, а также сменой властной элиты. Первая была вызвана кризисом советской государственности, процессами децентрализации системы и резкой регионализации местных политических и социальных структур (1985-1991гг.). Вторая волна была связана с установлением авторитарно-номенклатурного режима М.Рахимова существовавшего фактически 20 лет и завершившегося очередной сменой властной элиты (1993-2010 гг.). Становление третьей политической формы региональной власти началось с назначения федеральным центром Р.Хамитова главой Республики Башкортостан, переходом к политике «открытости» и преодоления региональной (локальной) замкнутости (2010г.).

Какие условия вызывают падение одного режима и закладывают основы политической системы иного типа? По мнению автора статьи во всех случаях резкой (неорганичной), смены власти в Башкирии можно выделить один и тот же набор системных (институциональных) противоречий в целом характерных для авторитарных режимов. Определенной неустойчивостью характеризуется и новый режим Р.Хамитова имеющий, в отличие от предыдущих форм регионального авторитаризма, свои системные особенности.

От БАССР к Республике Башкортостан: особенности «периода регионализации»

К моменту начала политических реформ М.С.Горбачева (1985г.) Башкирия представляла собой типичную административно-территориальную единицу СССР. Сложившаяся в регионе централизованная партийно-хозяйственная система управления не многим отличалась от других региональных систем, однако были и факторы которые придавали особенность «Башкирской советской автономии» (БАССР). Значительные природно-сырьевые ресурсы, определили ее экономическую специализацию в народнохозяйственном комплексе страны. Пройдя через процесс интенсивной индустриализации к 1985г. она стала одним из центров нефтепереработки и нефтехимии. Одновременно большое значение в структуре ее экономики занимал и агарный сектор, а аграрное (сельское) лобби было одним из наиболее активных и влиятельных акторов в системе управления. С социокультурной точки зрения республика представляла собой к началу «перестройки» крайне противоречивую картину: наличие крупных и модернизированных промышленных центров (таких городов как Уфа, Салават, Ишимбай, Стерлитамак и др.), вокруг которых располагались аграрные (различные по степени развития) районы и малые города БАССР. Соответственно в культурологическом плане – взрывоопасную смесь модерна и архаики; социокультурных разрывов, возникших в результате сверхускоренной советской модернизации.

Другой особенностью республики было наличие автономного статуса. Еще в ХХ веке, с началом активизации революционных процессов, в крае сформировалось мощное национально-мусульманское движение автономистов во главе с А.-З.Валиди, лидеры которой в ходе коллизий гражданской войны сумели добиться от Москвы статуса башкирской автономии. Впоследствии, несмотря на то, что доля коренного населения в БАССР составляла не более трети от общего числа (доля русских составляла 40%, около 25% - татар) принцип этнического представительства строго соблюдался партийными органами местной власти, а сама республика имела все атрибуты национальной автономии (театры, печать, национальное телевидение и радио).

В управленческом плане до конца 80-х годов Башкирская АССР являлась частью сверхцентрализованной унитарной системы, функционирование которой обеспечивалось республиканскими структурами компартии. Несмотря на конституционно закрепленные статус и полномочия, республиканские органы власти фактически не играли самостоятельной роли, составляя одно из нижних звеньев партийного управления. Представительные органы власти (Верховный Совет БАССР, местные советы), как и в других регионах Союза ССР и РСФСР, в условиях закрытой системы существенно не влияли на решения, принимаемые на партийном уровне. Как и в целом по стране первый секретарь обкома республики назначался ЦК партии и был в прямой зависимости от партийных установок.

Первыми проявлениями «перестройки» в БАССР стали изменения в сфере общественного сознания, когда на инициированную центром возможность открыто вести дискуссии по тем или иным вопросам до этого единое население региона стало резко поляризоваться по этническому признаку. С этого момента региональная идентичность начала доминировать над общесоюзной, запустив, тем самым, процесс регионализации. Итогом «перестройки» в БАССР, ее апогеем, стало провозглашение суверенитета республики.

Общая ситуация в БАССР к моменту принятия Декларации

К октябрю 1990г. в БАССР, в результате перестроечных реформ, сложились определенные предпосылки для изменения государственного статуса республики. Политические реформы команды М.Г.Горбачева породили целый ряд серьезных проблем в социально-экономической и общественно-политической сфере, создав тем самым условия для экономической децентрализации регионов. Эти действия руководства страны, а также либерализации советской системы обусловили возникновение в конце 80-х годов национальных и общественных объединений, которые сформировали социальную и идеологическую основу для движения за союзный статус.

В ходе реформы политической системы, состоящей в передаче части функций исполнительной власти Советам и проведения демократических выборов народных депутатов, резко возрастает роль Верховного Совета БАССР как новой политической силы. Процесс децентрализации унитарной системы, инициированный Центром, а также возникновение новых партий, национальных, религиозных и общественных организаций на фоне усиления движения экологов стали, в совокупности, основными факторами, подготовившими принятие Декларации о суверенитете республики.

Какова была идеологическая подоплека этого движения за суверенитет? К началу 90-х годов в общественном сознании твердо утвердилась мысль о том, что «господство командно-административных методов в экономике» и статус автономии являются главными причинами застойных явлений, не дающих полноценно развиваться Башкирской АССР. Именно поэтому идея экономического суверенитета, то есть получение союзного статуса, первоначально не имела того политического смысла, который в него стали вкладывать позднее. Лидеры башкирского национального движения, выступившие инициаторами союзного статуса, на первых порах не были настроены против советской системы, во многом именно поэтому население республики поддерживало экономический суверенитет (союзный статус). Со временем произошла подмена понятий и экономический суверенитет (союзный статус) стал пониматься как государственный (национальный). Иными словами, в идеологии широко развернувшегося движения за статус союзной республики, экономический компонент был доминирующим по сравнению с политическим, но по мере усиления центробежных тенденций политический компонент стал определяющим.

Слом авторитарных режимов через призму системного анализа

По мнению рядя исследователей «системный кризис управления имеет ряд внешних признаков». Однако центральная причина состоит в том, что «управляемость теряется не из-за принципиального нежелания выполнять декларируемые задачи и официальные приказы, а из-за невозможности их выполнить». Данный тезис применим и кризисам, рассматриваемым в нашем случае.

Партийное руководство БАССР возглавляемое с 1969г. М.Шакировым к 1985г. на первый взгляд выглядело устойчивым и не подавало явных признаков кризиса. Однако эта устойчивость была крайне противоречивой, поскольку партийная региональная элита, по всей видимости, явно недооценивала масштабы происходящих в стране и в республике политических процессов. К примеру, несмотря на то, что социально-экономические показатели БАССР показывали устойчивую динамику, в общественном сознании постепенно стал формироваться миф о застойном положении региона.

Все это происходило на фоне смены высшей партийной элиты СССР инициированной командой М.Горбачева. В самом руководстве КПСС началась закулисная аппаратная игра, в результате которой «модернисты» стали целенаправленно вытеснять консервативную часть советской партийной элиты. Этот процесс постепенно перешел и на региональный уровень управления.

Соответственно стабильное и устойчивое положение БАССР, которое поддерживалось за счет жесткого авторитаризма М.Шакирова, отсутствие даже внешних признаков «демократического оживления общества» стало, видимо, одной из главных причин смещения «партийного тяжеловеса» эпохи Брежнева. М.Шакиров и его окружение, что называется «не поймали волну», не сумели переформатироваться в новых условиях. Одновременно в партийной и хозяйственной номенклатуре БАССР подспудно уже вызревали установки на регионализацию, желание распределить собственность и получить возможность существовать без жесткого контроля центра.

В этой связи показателен пример с ТАССР, где первый секретарь Татарского обкома М.Шаймиев сумел не только возглавить процесс «суверенизации», но и консолидировал партийную и формирующуюся региональную элиту РТ, пересев тем самым из кресла первого секретаря в кресло президента республики. Соответственно резкой смены элит в ТАССР в ходе распада СССР не произошло, что определило более устойчивое положение сложившегося там в 90-годы постсоветского режима.

В БАССР снятие М.Шакирова происходило в лучших традициях черного пиара, когда в результате громкого публичного скандала (что само по себе нанесло удар по позициям местной партийной власти) он был снят с должности за «неправильные методы руководства, различные нарушения». По слухам организатором этой отставки был секретарь ЦК КПСС Е.Лигачев. В 1987г. на место М.Шакирова был назначен Р.Хабибуллин, работавший до этого начальником Главного управления Миннефтепрома СССР.

Данное решение центра было, безусловно, ошибочным, поскольку набиравшая силу региональная элита расценила его назначение как приход «варяга» из Москвы. Одновременно в БАССР резко активизировались процессы в «гражданской сфере» и система фактически пошла в разнос. Любопытно также, что политизация «гражданского общества» началась с движения «зеленых», а лишь затем его сменили национальные центры, партии, религиозные и общественные организации.

Первоначально экологическое движение было эмоциональным и, в некоторой степени, стихийным (по мере возникновения экологической угрозы). Но со временем разрозненные группы экологов организационно оформляются. И поэтому, когда осенью 1987г. руководство БАССР совместно с заинтересованными центральными ведомствами планировало разместить в Уфе завод поликарбонатов, «зеленые» сумели развернуть мощное выступление против вредного производства, которое было поддержано широкими слоями населения. Партийное руководство республики не ожидало такого сопротивления и, видимо, было растерянно, так как до этого акции такого рода проходили либо с указания «сверху», либо под их контролем [1].

В итоге требования участников экологического движения были удовлетворены, строительство отменено. Оставляя в стороне причины вызвавшие активизацию «зеленых», хочется отметить, что борьба экологов в реальности носила характер «символического убийства власти», привела впоследствии к потере легитимности партийных и государственных институтов. В тоже время сложно определить, что послужило причиной начала кризиса: снятие М.Шакирова, назначение Р.Хабибуллина или процессы в общественной сфере, поскольку как считают специалисты «системный кризис не начинается в какой-то момент и в какой-то точке», «точно также трудно сказать, когда системный кризис стал необратимым».

Вслед за экологическим движением стали активно возникать национальные кружки и центры (1988-1990гг.), что автоматически раскололо население по этническому признаку. Произошла резкая политизация этнического сознания, соответственно возникло и несколько проектов и образов «будущего» («союзный статус», «экономический», а затем и «политический суверенитет»).

На фоне этих процессов руководство обкома все же пыталось как-то реагировать на происходящие события. Под напором мощного общественного давления на заседаниях бюро Башобкома все чаще начинает подниматься вопрос о повышении статуса республики. Сигналом же для партийной номенклатуры послужило выступление первого секретаря обкома Р.Хабибуллина на Пленуме ЦК КПСС 19 октября 1989г., на котором он заявил о необходимости придать БАССР статус союзной республики. Однако действия партийных органов были запоздалыми, поскольку уже до выступления Р.Хабибуллина в регионе сформировалось мощное общественное движение за суверенитет республики. И партийно-государственная номенклатура была фактически вынуждена присоединиться к этому движению. Что было идеологическим и политическим поражением компартии на местах.

Национальные движения к концу 80-х годов охватывают все более широкие слои населения. К примеру, в 1990г. в составе центра «Урал» действовало уже более 30 башкирских самодеятельных объединений, обществ и клубов, в том числе и в крупных городах республики. После оформления в 1989г. БНЦ «Урал» и Татарского общественного центра, возникают Башкирская народная партия, Башкирский народный конгресс, Татарская демократическая партия «Идель-Урал», Комитет народного движения, «Независимость Башкортостана». 16 мая 1990г. проходит учредительное собрание Союза башкирской молодежи (СБМ), а 8 декабря – Союза татарской молодежи «Азатлык».

В то время как события разворачивались со стремительной быстротой, в республиканских газетах печатались «Основные принципы деятельности Башкирской партийной организации по претворению в жизнь национальной политики КПСС», не отражающие реальной действительности в межнациональных отношениях. Партийные органы республики не придавали большого значения получившим широкий размах экологическим и национальным движениям. Другими словами, несмотря на то, что действовали местные службы КГБ, МВД и др., партийная элита, по всей видимости, испытывала резкий когнитивный и управленческий кризис.

С точки зрения системного анализа возникновение и наличие «независимых» акторов (в данном случае этнополитических движений) еще не является фактором нестабильности. Но проблема в том, что не интегрированные в систему они начинают раскачивать ее изнутри и наоборот. Как пишет И. Демичев, если «межэтническое согласие достигнуто, этот «естественный фон» жизни благоприятен и сам гасит возможные флуктуативные конфликты между представителями этносов – он самостоятельно включается в обыденное воспроизводство социального порядка системы. В обратном случае – когда согласие народов подорвано и наличествует межэтнический конфликт, «естественный фон», наоборот, полностью включаясь в него всеми своими организациями и объединениями, самостоятельно углубляет и усиливает все негативные тенденции, доводя, возможно, изначально не такие и значительные проблемы, до каждого человека и до огромных масштабов неконтролируемого «молекулярного» насилия» [2].

На наш взгляд, это и происходило в БАССР в условиях распада советской системы, когда различные подсистемы централизованной власти (профсоюзы, комсомол и др.) резко политизировавшись за короткий срок, выступили акторами разорвавшими субъектность советской государственности в регионе.

Кризис системы власти в республике был напрямую связан с кризисом советской идеологии, но поскольку он достаточно хорошо изучен и носит общий характер, то останавливаться на нем не будем. Отметим лишь, что одновременно с ним в БАССР происходил молекулярный процесс смены «категорий очевидности» и культурно-исторического символьного ряда. К примеру, «БАССР - оплот дружбы народов», «Житница страны», «Фрунзе, «Александр Матросов» и т.д. на «Регион-донор», «Сильные регионы – сильная Россия», «А-З. Валиди» и т.д.

Демонтажу системы советской государственности в БАССР предшествовало также возникновение нескольких центров власти. В ходе реформы политической системы, состоящей в передаче части функций исполнительной власти Советам и проведения демократических выборов народных депутатов, резко возрастает роль Верховного Совета как новой политической силы. В апреле 1990г. его председателем избирается М.Рахимов. Также возрастает авторитет Совета Министров БАССР как главного распорядительного и исполнительного органа, осуществляющего планы экономического и социально-культурного развития республики, который с 1986г. возглавил М.П.Миргазямов.

Между тем в самой республиканской партийной структуре начинают возникать кризисные явления. Накануне выборов народных депутатов РСФСР и республиканского Верховного Совета, между представителями партийной номенклатуры разворачивается борьба за лидерство. Так, в условиях продолжающихся демократических процессов в стране и республике Уфимский горком КПСС во главе с первым секретарем Р.Р. Гареевым неожиданно выразил вотум недоверия руководству Башкирского обкома КПСС, оценив действия последнего как тормозящие перестроечные реформы в БАССР. Прошедший 10 февраля 1990г. в г. Уфе митинг «За демократические преобразования в Башкирии» в день открытия внеочередного VII Пленума Башобкома, проведенный демократически настроенной частью населения, также выдвинул требование отставки бюро обкома. В итоге под давлением общественности бюро обкома в полном составе, во главе с первым секретарем Р.Хабибуллиным, вынуждено было уйти в отставку, что само по себе было явлением исключительным.

Впервые снятие и первого человека республики, и всего бюро обкома произошло «не сверху», а при участии оппозиционно настроенного горкома и крепнувшего на глазах демократического блока. Пост первого секретаря обкома партии занял И.А.Горбунов, работавший до этого первым секретарем Орджоникидзевского райкома партии г. Уфы. Однако в результате произошедших событий партийные органы власти окончательно утрачивают лидирующие позиции.

В итоге к 1990г. в республике сложился новый «исторический блок», когда различные по целям и задачам политический силы консолидировались против действующей власти (в лице обкома БАССР) и выступили за провозглашение Декларации о суверенитете. В состав новой региональной элиты вошли представители национальной (этнополитической), хозяйственной элиты, часть партийной номенклатуры. Позиции общесоюзной («имперской») элиты в БАССР оказались настолько слабыми, что она, как и в начале ХХ в., не сумела удержаться под напором набирающего силы регионализма и была фактически выкинута на обочину общественно-политической жизни.

Демонтаж авторитарного режима М.Рахимова

С началом распада советской государственности в республике начался процесс становления новой политической системы со своей траекторией развития. Президент М.Рахимов в ходе 90-х годов создал жестко централизованную авторитарную модель управления, которая до 2000 г. (условно) позволяла успешно управлять процессами в регионе, поскольку общество обладало высокой степенью гомогенности, так как инерционно функционировал «совок». Однако постепенно шел процесс дифференциации общества, оно, хоть и слабо поляризуясь, теряло свою однородность. Шел незримый процесс усложнения и трансформации, но при этом адаптация режима к социальным изменениям резко снизилась. Произошло это по разным причинам, но в основном потому, что в 1990-е гг. в РБ произошла интенсивная этнизация власти, когда местная правящая элита стала формироваться по социальному (выдвиженцы из сельской местности) и этническому принципу. Сосредоточение местной власти в руках бывших крестьян в регионе с достаточно высокой степенью урбанизации, произошло за счет снижения выходцев из города в системе власти; привело к «закрытию» элиты и консервации режима. Несмотря на то, что республиканская власть в 90-е годы «внешне» модернизировалась, внутри она осталась глубоко традиционалистской.

В итоге, экстраполяция субкультуры сельского мира общины на региональное общество в целом, привела не только возникновению «островка» традиционализма, но и автоматически породила проблему модернизации системы.

Поскольку речь пойдет о кризисе политической системы, необходимо, сконцентрировать внимание главным образом на работе аппарата власти, характерных особенностях режима, так как сегодня уже ясно, что колебания в так называемой сфере «гражданского общества» начиная с 1993г. (установления моноцентрического режима М.Рахимова), практически перестали оказывать существенное влияние на региональный политический процесс. Социальное тело «государства», по сути, поглотило гражданскую сферу, что было результатом, прежде всего, атомизации российского общества в 90-е годы, а не действий со стороны авторитарной власти. Одновременно именно особенности формирования властной элиты РБ, давление неконтролируемых социокультурных процессов со стороны «традиционного общества», привели в итоге, резкому ослаблению и ликвидации режима.

Первый звонок прозвучал в период скандальных выборов президент РБ в 2003г. Оказалось, что мощная и устойчивая на вид система не справляется с новыми вызовами. Однако, едва усидев на политическом Олимпе, М.Рахимов не только не сделал соответствующих выводов, но и в ходе аппаратной интриги избавился от части башкирской властной элиты во главе с Р.Хабировым, которая в целом была нацелена на модернизации системы. Это противостояние сильно ухудшило положение власти РБ, поскольку на сторону центра ушла команда, которая досконально знала расклад внутренней жизни республиканского Белого дома. Кроме того, человек своей эпохи, М.Рахимов не считал вопросы, связанные с идеологий и информационным фактором, первостепенными, предпочитая по старинке, в тяжелых для себя случаях, ездить договариваться напрямую с Москвой. На определенном этапе момент был уже утерян, и мнение, как о нем, так и о республике в федеральных СМИ было различными силами сформировано. Хотя в целом регион был на хорошем уровне развития и не выглядел сильно отстающим на фоне соседних областей.

Ситуация усугублялась и тем, что начиная с 2003г., после тяжелейших выборов президента РБ, М.Рахимов постепенно отошел от дел. Отстроенная им вертикаль власти позволяла в целом игнорировать внутриполитические процессы, не приводила к видимым проявлениям кризиса. Однако в этом и таилась главная опасность. Ослабление жесткой президентской власти автоматически привело к формированию двух центров власти – Администрации Президента РБ и аппарата Правительства. Ставка на представителя субрегиональной элиты премьера Р.С.Сарбаева и усиление позиций его команды (по слухам его протежировал сын президента У.Рахимов), натолкнулась на интересы другого крыла Белого Дома. Заняв этот пост в 2008г., новый премьер сразу же получил полуофициальный статус «преемника» и достаточно большие полномочия. Тем не менее, вплоть до лета 2010г. эти два центра внутри высшего руководства РБ боролись между собой, ослабляя и без того неустойчивые позиции власти.

Параллельно с этим запустился другой крайне опасный процесс. Нежелание брать на себя функции «верховной власти» обернулось усилением локальных интересов на субрегиональном уровне. Муниципальные образования были в буквальном смысле отданы на откуп главам районных администраций, и этнический фактор здесь ничего не значил, поскольку это имело место не только в Зауралье, а поразило весь регион. Последствия дали о себе знать достаточно быстро. До 2005г. президент в целом выступал как арбитр локальных конфликтов, подавлял чрезмерные аппетиты особо зарвавшихся сельских «боссов», проводил определенную ротацию кадров, но главное имел, хоть и слабые, каналы обратной связи. К нему апеллировали как к последней инстанции. Однако как только М.Рахимов ослабил авторитарный контроль – произвол принял громадные размеры.

Буквально за последние пять лет этот процесс породил противников режима больше, чем за предшествующие пятнадцать, поскольку в таких конфликтах патерналистское сознание быстро находит главного виновника – республиканскую власть. Даже среди этнических башкир, число пострадавших от этого режима стало очень значительным. Другими словами на определенном этапе количество активных противников системы стало больше чем сторонников, что, конечно, нанесло сильнейший удар по легитимности «государства».

Давление субрегиональной элиты всегда оказывало серьезное влияние на региональный процесс, против ее интересов не шел в определенных случаях даже президент М.Рахимов. К примеру, то, что на последнем этапе в качестве преемника вышла фигура Р.Сарбаева также надо рассматривать с этого ракурса. Сельское лобби хотело, чтобы был «свой», «башкир», носитель «традиционных ценностей». А то, что здравый смысл подсказывал, что нужна кандидатура, прежде всего, соответствующая новым «технологическим» вызовам, никого уже не волновало.

Это было связано в первую очередь с проявлениями крайних форм традиционализма, точнее, архаизации. Поскольку как отмечают некоторые исследователи, крестьяне, как массовый социальный слой, обладают догосударственными нравственными идеалами. И они порождены, прежде всего, самим типом хозяйственной деятельности и вырастающей из нее культуры. Натуральные хозяйства (крестьянский двор и сельский мир) базируются на идеях крестьянского самоуправления, на основе самостоятельной автономной жизни в локальных мирах, они не знают опыта «больших обществ».

Таким образом, ослабление президентского авторитаризма привело в итоге к торжеству локальных и групповых интересов, к победе социальной «архаики», поскольку социокультурные процессы, порожденные локальным синкретизмом, вышли из-под контроля и приняли неконтролируемый, хаотический характер. В результате внутри власти не оказалось ни одной реальной политической силы, которая работала бы в целом на оптимизацию системы, на ее модернизацию. Являясь выходцами из субрегионального мира люди, которые на последнем этапе жизни режима, стали претендовать на президентское кресло, не обладали стратегическим, системным мышлением. Все-таки одно дело интриговать, обладая большими полномочиями, другое – пытаться модернизировать огромную и сложную систему управления, зная лишь опыт работы у себя в районе.

В целом, анализируя причины сложившегося кризиса, можно выделить главную, центральную проблему. Сложность ситуации была в том, что для того чтобы модернизировать аппарат «государства», нужны были внесистемные группы. Власть, сама по себе, модернизироваться не могла, для этого требовались люди именно с «внесистемным» мышлением. Но к таким группам (как наша, например) «технократическая» элита относилась с недоверием, до последнего считала что все «под контролем».

В итоге апофеозом данных противоречий стали неадекватные действия правящей элиты РБ, со скандальными угрозами в адрес Кремля на Третьем Курултае башкир летом 2010г. Другими словами, в результате сложившихся механизмов рекрутации в правящую республиканскую элиту, с опорой лишь на этнический и аграрный кадровый резерв - в системе власти не оказалось людей, способных модернизировать региональную политсистему. А от тех, кто мог сделать эту работу (например, людей из команды Р.Хабирова) стараниями определенных сил республиканская власть сама со скандалом избавилась, искусственно создав тем самым активную и мощную контрэлиту.

Именно благодаря такой кадровой политике башкирская властная и хозяйственная элита с приходом Р.Хамитова стремительно раскололась на две части («старую» и «новую»). И новые управленцы составили поначалу заметную и активную часть «режима Р.Хамитова», что и объясняет, кстати, его относительную устойчивость (учитывая масштабы произошедшей резкой смены местной номенклатуры). Сама же «старая» элита РБ была, в некоторых случаях, жестко удалена из системы власти, часть - ушла в глухую оппозицию.

Был и другой фактор обусловивший кризис. Дело в том, что правящая элита РБ явно не поняла кардинального изменения внутриполитического курса в стране с приходом В.Путина. К началу 2000-х годов РФ приставляла собой пестрый конгломерат региональных политических режимов, в каждом из которых существовал собственный субцентр, и опасность дальнейшей децентрализации постепенно становилась реальной угрозой. Поэтому Кремлем был взят курс на постепенное укрепление вертикали центральной власти. К 2010г. данная политика была уже фактически полностью реализована и поэтому демарш башкирской власти на Курултае летом 2010г. был в высшей степени самоубийственным ходом. Другими словами, это был типичный когнитивный кризис неадекватной элиты, чьи представления и знания о реальности не соответствовали действительности.

Общие итоги исследования

Рассмотрев два случая кризиса и демонтажа системы региональной власти можно выделить ряд общих признаков обусловивших их резкий слом. Главные причины, на наш взгляд, носят сугубо институциональный (системный) характер, которые, возможно, проявляются как рецидив. Во всяком случае, сравнительный анализ с Республикой Татарстан показывает, что в отличие от соседей, где политическая преемственность была сохранена М.Шаймиевым и в 1991г., а затем и в ходе органичной передачи власти Р.Минниханову, в Башкортостане смена власти сопровождалась достаточно ощутимой сменой элит. Возможно, именно по этой причине режим Р.Хамитова качественно (по основным параметрам) отличается от власти Р.Минниханова, требует более детально исследования.

И в 1991г., и в 2010г. региональная власть сменилась в результате системного кризиса, то есть оказалась в ситуации, когда система потеряла внутренние потенции развития, адаптации, выбора решений и способности к адекватной реакции на окружающие явления. В тоже время когнитивный кризис был порожден не только социокультурными особенностями правящей элиты, но и из-за отсутствия отлаженной системы мониторинга и политического прогнозирования. В обоих случаях власть столкнулась с проблемой интеграции новых акторов в действующую политсистему, что автоматически создавало условия для формирования мощной контрэлиты.

Оба режима на финальной стадии переставали отвечать на возникающие вызовы, поскольку не был создан действенный механизм урегулирования политических кризисов, то есть процесса, который «направлен на перевод деструктивных изменений в конструктивные».

По мнению ряда исследователей, «сочетание конфликтов элит и низовых протестов само по себе редко ведет к крушению авторитаризма. Для этого необходим дополнительный внешний шок, который переводит существующие противоречия из стадии скрытой «борьбы бульдогов под ковром» в открытую фазу».

В обоих случаях кризис системы был связан с кризисом идеологии. Причины, сопутствовавшие этому, также совпадают – раскол среди региональной интеллигенции и создание параллельного идеологического конструкта. В первом случае – «идеологии суверенитета», во втором - как "курс на усиление общегражданской идентичности и борьбы с сепаратизмом". Роль гуманитарной интеллигенции, то есть силы создающей политические мифы и обслуживающей местную власть в обоих случаях была одной из ключевых. Возможно также, что крах режима М.Рахимова в первую очередь был связан неспособностью «суверенитетской» интеллигенции модернизировать действующую идеологию и систему в целом.

И в условиях начала регионализации власти (1990г.), и к моменту назначения Р.Хамитова, против действующей власти сложился «исторический блок» из разнородных политических сил. В первом случае это – национальные движения, демократические партии и организации, религиозные организации, номенклатурная и хозяйственная элита. Во втором – оппозиционные организации и группировки (ТОЦ, Р.Бигнов, ОО «Русь», РО «Яблоко», местное отделение КПРФ и др.); антирахимовская региональная элита, республиканские федеральные службы.

Наконец, это проблема качества элиты. Неспособность правящей элиты договариваться, определять общие (негласные) правила игры вела к тому, что в обоих случаях действовал принцип «победитель получает все», а оппозиционная часть элиты жестко удалялась с политического пространства, что, разумеется, со временем оборачивалось резкой активностью антисистемных сил.

А.Хайбуллин

Литература и источники:

1.ЦГАОО РБ. Ф.122. Оп.227. Д.95.Л.4-9.
2. Буранчин А.М., Вахитов Р.Р., Демичев И.В. Социальные механизмы межнациональной стабильности в полиэтничном регионе России (на примере Республики Башкортостан). Уфа: «ДизайнПолиграфСервис», 2011. С. 48.
3. Рогозян О.В. Политический кризис: анализ и технологии урегулирования (на примере Краснодарского края) // Автореферат диссертации на соискание ученой степени кандидата политических наук. Краснодар,2006.
4. Буранчин А.М. Этнополитическое развитие Республики Башкортостан в 1990-2000 гг. – Уфа: РИО РУНМЦ МО РБ, 2006. -180 с.
5. Регионы России: хроника и руководители. Т.8. Республика Башкортостан / Под ред. К. Мацузато. Екатеринбург, 2003.
6. Вишневский А.Г. «Серп и рубль. Консервативная модернизация в СССР». М.: ОГИ, 1998. С.34.
Комментарии (8)
Добавить комментарий
Прокомментировать
Кликните на изображение чтобы обновить код, если он неразборчив
А.Хайбуллин
#1 А.Хайбуллин Гости 23 января 2013 22:02
Я не стал пока описывать системные противоречия "режима Р.Хамитова" поскольку:

1. Не достаточно собран эмпирический материал (хотя многие слабые места видны уже невооруженным глазом).

2. Не до конца проявились некоторые внутриполитические тенденции в РБ, но они идут.

3. осенью 2013г. нас ждет очередная точка бифуркации, соответственно информация такого рода может как усилить региональную власть, так и идеологически вооружить оппозицию (скорректировать ее действия, например). А в политику я стараюсь без нужды не лезть. smile
корт
#2 корт Гости 24 января 2013 05:11
Некоторая небрежность, в частности " части башкирской властной элиты во главе с Р.Хабировым, которая в целом была нацелена на модернизации системы" ; "стали претендовать на президентское кресло, не обладали стратегическим, системным мышлением" ; "Дело в том, что правящая элита РБ явно не поняла кардинального изменения внутриполитического курса в стране с приходом В.Путина" и др. несколько снижают качество аналитики. Автор оценивает ситуацию несколько "однобоко". Не вызывает сомнение только последний абзац выводов.
Игнат
#3 Игнат Гости 3 февраля 2013 20:50
"Позиции общесоюзной («имперской») элиты в БАССР оказались настолько слабыми, что она, как и в начале ХХ в., не сумела удержаться под напором набирающего силы регионализма и была фактически выкинута на обочину общественно-политической жизни."

Верно замечено, тонкая мысль!!!
Гость
#4 Гость Гости 11 февраля 2013 13:27
Реферат написан очень тяжелым языком. За "призмы системных анализов" можно нагоняй получить. Просьба все переписать.
Гирей
#5 Гирей Гости 11 февраля 2013 14:05
Цитата: Гость
Реферат написан очень тяжелым языком. За "призмы системных анализов" можно нагоняй получить. Просьба все переписать.
Настоятельная просьба уточнить: от кого нагоняй? wink
Гость
#6 Гость Гости 13 февраля 2013 10:38
Просили все переписать заново, а вместо этого появился вопрос от кого нагоняй получать... Забыли, что Президент уже не раз критиковал такую заумь? Весь текст можно заменить несколькими простыми предложениями без упоминания крыльев Белого дома, экстраполяций, первых звонков, совков, апофеозов, взрывоопасных смесей модерна и архаики. Переучивайтель писать проще. Жду нового текста. Спасибо.
Гирей
#7 Гирей Гости 13 февраля 2013 15:28
Цитата: Гость
Забыли, что Президент уже не раз критиковал такую заумь?
Который? ВВП вполне нравится, можете спросить. А других величать и спрашивать не велено.
Цитата: Гость
Весь текст можно заменить несколькими простыми предложениями
так без проблем, меняйте и на стол. Но это не наши проблемы.
Гость
#8 Гость Гости 7 марта 2013 13:51
Можно ли узнать, почему Вы нежелание платить налоги называете идеологией? Кажись научная идеология Маркса-Ленина как была так и осталась в обществе. Другой то не придумали....
ФЕДЕРАЛИЗМ КАК ОСНОВА ЕДИНСТВА СТРАНЫ (НА ПРИМЕРЕ РЕСПУБЛИКИ БАШКОРТОСТАН)
ФЕДЕРАЛИЗМ КАК ОСНОВА ЕДИНСТВА СТРАНЫ (НА ПРИМЕРЕ РЕСПУБЛИКИ БАШКОРТОСТАН) В статье на примере Республики Башкортостан анализируются политические процессы и системные
«Башкирский вопрос» в контексте общественно-политической жизни РБ: анализ ситуации
«Башкирский вопрос» в контексте общественно-политической жизни РБ: анализ ситуации Смена власти в Республике Башкортостан летом 2010г. и назначение Р.Хамитова главой
Новая книга: Социальные механизмы межнациональной стабильности
Новая книга: А.М.Буранчин, Р.Р.Вахитов, И.В.Демичев «Социальные механизмы межнациональной стабильности в полиэтничном регионе России (на примере Республики
Институализация этничности: Всемирный курултай башкир
Институализация этничности: Всемирный курултай башкир Распад советского государства сопровождался возникновением (возрождением) национальных движений практически на
РЕСПУБЛИКА БАШКОРТОСТАН: ЧЕРЕЗ ГОСУДАРСТВЕННЫЙ СУВЕРЕНИТЕТ К «ТРАДИЦИОННОМУ ОБЩЕСТВУ»
РЕСПУБЛИКА БАШКОРТОСТАН: ЧЕРЕЗ ГОСУДАРСТВЕННЫЙ СУВЕРЕНИТЕТ К «ТРАДИЦИОННОМУ ОБЩЕСТВУ» Очередной виток форсированной модернизации России, начавшийся в конце ХХ века,
Бесплатно модули и шаблоны DLE Веб-шаблоны премиум класса