Новая книга: Социальные механизмы межнациональной стабильности
16.11.2011 3 985 7 root

Новая книга: Социальные механизмы межнациональной стабильности

Идеология и Политика
В закладки
Новая книга: А.М.Буранчин, Р.Р.Вахитов, И.В.Демичев «Социальные механизмы межнациональной стабильности в полиэтничном регионе России (на примере Республики Башкортостан)»

В рамках проведения Года межнационального согласия в Республике Башкортостан в конце октября 2011 г. в Уфе вышла в свет коллективная монография под авторством А.М.Буранчина, Р.Р.Вахитова, И.В.Демичева «Социальные механизмы межнациональной стабильности в полиэтничном регионе России (на примере Республики Башкортостан)». Уфа: «ДизайнПолиграфСервис», 2011. - 136 с.

Со времени распада СССР, то есть с периода актуализации политизированной этничности, область межнациональных отношений становится общим фоном политической жизни как для Республики Башкортостан, так и России в целом, является предметом спекуляции со стороны различных, в том числе, и деструктивных сил.

Несмотря на то, что республика традиционно является образцом мирного сосуществования представителей различных этносов, к сожалению, в регионе есть и те, кто давно и планомерно разжигает межнациональную рознь, к примеру, экстремистский сайт «Уфагубъ» (двое предполагаемых участников которого по иронии судьбы являются еще и сотрудниками одного из уфимских институтов занимающегося проблемами этнологии). Угрозой обострения межэтнического противостояния, исламского экстремизма в Башкирии время от времени манипулируют и силовые ведомства РБ. Словом, эта сфера была и остается максимально политизированной для нашего региона, нуждается в постоянном мониторинге и объективной экспертизе со стороны, прежде всего, научного сообщества.

В этой связи тема, поднятая в данном исследовании, то есть описание социальных механизмов межнациональной стабильности, которые лишь на первый взгляд выглядят «очевидными», безусловно, актуальна и научно обоснована, особенно если учесть, что речь идет о многонациональной республике в составе России. Поскольку, лишь детально изучив социальные практики межэтнического взаимодействия, можно будет в последующем выстроить эффективную государственную национальную политику в этой сфере, выработать механизмы противодействия безответственным попыткам «играть» на теме, обладающей огромным потенциалом конфликтности. Стоит ли напоминать о том, что в истории Башкортостана уже был печальный случай, когда в период выборов президента РБ 2003 г. определенные силы, разыграв этническую карту, этнические стереотипы массового сознания, сумели «расколоть» население республики по национальному признаку. Другими словами то, что сегодня кажется незыблемым и стабильным, в реальности может быть за короткое время разрушено, и требует постоянной работы, как со стороны «гражданского общества», так и государственных структур.

Первый раздел исследования «Межэтническая стабильность и межэтнические конфликты: историко-методологический аспект», написанный к.ф.н. Р.Р.Вахитовым, посвящен общетеоретическому социально-философскому анализу проблемы. Говоря о проблеме актуализации этничности, он отмечает: «Еще полвека назад казалось, что проблема национализма ушла в прошлое и мир движется к единому глобальному обществу, где различия между национальностями постепенно стираются, а «остаточная» межнациональная и межэтническая напряженность будет легко «сниматься» методиками социальной инженерии. Такой образ будущего рисовался обоим соперничавшим в эпоху «холодной войны» идеологическим проектам – и коммунизму, и либерализму, которые были едины в плане глобалистского идеала». Однако сегодня как пишет автор раздела, «…приходится констатировать, что после эры интернационализма наступает эра национализма или, выражаясь фигурально, что в войне между либералами и коммунистами, похоже, победили националисты» (с. 7).

Конфликтная сила этничности представляет опасность и для современной России, поскольку сегодня имеются «объективные причины роста межэтнической напряженности: это - усилившиеся процессы миграции, приведшие к возникновению в крупных городах и прежде всего в Москве больших общин представителей народов Кавказа, центральной и юго-восточной Азии, чьи культурные матрицы конфликтуют с культурой местных жителей, и клубок военных, политических, экономических культурных проблем на Северном Кавказе, породивший две локальные необъявленные гражданские войны и множество актов этнических чисток и столкновений. Опасной тенденцией, ведущей к непредсказуемым последствиям, является, постепенный отход центральной власти от политики федерализма и стремление к унитаризации государства (ликвидация национальных округов и укрупнение регионов)» (с.8).

Избежать балканизации современной России, по мнению Р.Р.Вахитова, «можно только ведя продуманную национальную политику, основанную на верном прогнозировании развития ситуации и эффективной профилактике межэтнических конфликтов. Для этого же необходимо изучить реальные механизмы межнациональной и межэтнической стабильности, существовавшие в истории зарубежных стран и России. Они формировались стихийно, на уровне практической политики и даже бытовых межэтнических контактов, но при этом они показали высокую эффективность» (с.8).

Однако для этого, как пишет автор необходимо раскрыть целый ряд вопросов общетеоретического плана, а именно: что такое этнос, народ или нация? тождественны ли этносы и нации? Существуют ли они объективно или они - только фантомы в сознании людей? Можно ли создать, сконструировать этнос или нацию, или они возникают и развиваются естественным путем?

Не претендуя на окончательные ответы по этим сложным и дискуссионным проблемам, Р.Р.Вахитов, тем не менее, на наш взгляд, достаточно глубоко и объективно, показывает и критикует сложившиеся в современной науке подходы к проблеме этничности. В частности, он рассматривает примордиалистское понимание этносов и наций, а конкретно двух его разновидностей – радикальной, социобиологической и умеренной – эволюционно-исторической. Проанализировав их основные методологические конструкции, Р.Р.Вахитов, выделяет третье направление, которое, по его мнению, следовало бы назвать «теологическим примордиализмом» (В.С. Соловьев, С.Н. Булгаков).

Далее Р.Р.Вахитов дает общий анализ конструктивистскому пониманию этносов и наций, останавливается на проблемах поднятых теоретиками постконструктивизма (И. Валлерстайн, Р. Брубейкер).

В ходе исследования, автор приходит к выводу, что и примордиализм, и конструктивизм, имея свои положительные стороны, в то же время являются тупиковыми теориями, поскольку «примордиализм разбивается о факты изменчивости этносов, а конструктивизм, доведенный до логического конца, вообще лишает этнологию ее предмета исследования» (с.17).

Между тем, как пишет Р.Р.Вахитов, при всех противоречиях между примордиализмом и конструктивизмом, между ними немало общего. Так «не только примордиализм, но и конструктивизм отталкивается от идей философии европейского романтизма, только примордиализм заимствует у романтиков учение о мистике крови и о расе, а конструктивизм – учение о творчестве как демиургическом акте» (с.17).

В итоге он приходит к выводу, что для разрешения этих проблем важно понимание отличий между традиционным и модернистским обществом. В частности, Р.Р.Вахитов показывает структурное (цивилизационное) различие между ними. Так, если «модернистское, либеральное общество – это общество, которое представляет собой совокупность автономных индивидов, которые вступают друг с другом с договорные отношения ради достижения личной выгоды, которая может пониматься не только как стяжание материальных богатств, но и как самоутверждение через творчество», то «традиционное общество – это общество, подчиненное сакральной традиции, которую члены этого общества воспроизводят во всех областях своей жизнедеятельности. Оно состоит из общин, внутри которых господствует горизонтальная взаимопомощь, и которые выстроены в иерархию, связанную клиент-патронскими отношениями» (с. 25).

Из этого Р.Р.Вахитов делает очень важный вывод, что история, таким образом, знает как минимум «два типа обществ, которые настолько различны в плане понимания предназначения человека, общества и государства, что феномены, которые кажутся одними и теми же и называемые одними именами, зачастую в этих обществах выполняют совершенно разные функции» (с.27).

Далее, он, на наш взгляд, достаточно убедительно аргументирует свою мысль на интересном историческом и социологическом материале. В завершении автор дает оригинальное традиционалистское понимание этноса, согласно которому «этнос есть религиозное сообщество».

В целом общий анализ теоретических подходов на этничность, точка зрения самого Р.Р.Вахитова заслуживают особого внимания, обладают большой эвристической значимостью, наконец, могут помочь желающим получить представление об этих непростых вопросах.

Вторая глава монографии, написанная к.ф.н. И.В.Демичевым, называется «Структура и динамика социокультурных общностей: этнический и региональный аспект». Говоря о ней, следует отметить, что регион как социокультурная общность еще не был предметом социально-философского анализа, во всяком случае, в Республике Башкортостан.

Обосновывая актуальность проблемы, И.В.Демичев выделяет ряд ключевых параметров, исторически присущих нашей стране. «В первую очередь, это огромная роль государства, как единого упорядочивающего и координирующего протекающие процессы центра», поскольку «никакая другая социальная (экономическая или культурная) сила не способна интегрировать собой все пространство и поддерживать порядок в надлежащем виде» (с. 37).

Соответственно, «поскольку в России как основной актор, основной механизм управления и координации выступает государство, очевидно, что поддержание «социального мира» - одна из основных функций государства, и в зависимости от того, насколько эффективна его работа в этой области, Россия как большой социальный и культурный мир становится целостной и упорядоченной, или наоборот, стремится к своему распаду (с. 38).

Рассматривая в отдельном параграфе этнос, как социокультурную общность, И.В.Демичев, приходит к выводу, что «этнос как социальное явление стоит над социальной системой, и в то же время, поскольку представители этноса в любом случае инкорпорированы в социальные структуры, неразрывно с нею связан». «Этнос также имеет надгрупповую и надиндивидуальную характеристику. Его невозможно отождествить с социальной группой так же, как и с социальной системой в целом, и ни одна личность представителя этноса не в состоянии полностью воплотить в себе качества этноса – они всегда даны лишь в той или иной относительной форме, особенно в случае полиэтничных социальных сред» (с.39).

Подробно рассмотрев вопросы мобильности в социальной системе, инкорпорации личности в общество, этнической солидарности и др. автор делает важный, на наш взгляд, вывод, что «этническая солидарность не представляет собой абстрактного понятия – она реализуется и поддерживается целым комплексом внутриэтнических организаций, причем, в значительной мере имеющих неформальный, а потому труднообнаружимый и трудноконтролируемый, характер. Национальные движения, «культурные центры» и политические партии здесь представляют собой лишь верхушку айсберга – основная деятельность по воспроизводству этнической идентичности и солидарности протекает в рамках семейно-родственных объединений, неформальных «кругов общения» и т.д., складывающихся и существующих в обыденной жизни, как ее «естественный фон».

Соответственно, если «межэтническое согласие достигнуто, этот «естественный фон» жизни благоприятен и сам гасит возможные флуктуативные конфликты между представителями этносов – он самостоятельно включается в обыденное воспроизводство социального порядка системы. В обратном случае – когда согласие народов подорвано и наличествует межэтнический конфликт, «естественный фон», наоборот, полностью включаясь в него всеми своими организациями и объединениями, самостоятельно углубляет и усиливает все негативные тенденции, доводя, возможно, изначально не такие и значительные проблемы, до каждого человека и до огромных масштабов неконтролируемого «молекулярного» насилия» (с. 49).

На наш взгляд, подобное мы могли наблюдать в БАССР в условиях распада советской системы, когда различные подсистемы централизованной власти (профсоюзы, комсомол, экологические и национальные организации) резко политизировавшись за короткий срок, выступили акторами разорвавшими субъектность советской государственности в регионе.

Чтобы выработать и проверить общую модель социальной системы, И.В.Демичев приходит к выводу о необходимости «проанализировать ее относительно адекватный целому элемент – каковым, например, выступает регион, такой, как Республика Башкортостан». Исходя из этого, он рассматривает регион как социокультурную общность, выделяя несколько основных срезов. Во-первых, это «жесткое ядро» социальной системы, структурирующее комплекс текущих, обыденных социальных отношений. Вторым срезом рассмотрения социальной системы региона выступает ее информационная оболочка – т.е. комплекс существующих в общественном сознании людей системы представлений, ориентаций и мнений, а также каналы информационной связи между людьми и объединениями, обеспечивающие взаимный обмен этими представлениями, ориентациями и мнениями.

По мнению автора «Наложение «жесткого ядра» системы и ее информационной оболочки дает общее деление социальной системы на элементы, определяемые по общему характеру организации их процессов и коммуникации. Замыкание социальных процессов и информационных потоков в рамках организаций, воспроизводящееся в постоянном, ежедневном взаимодействии людей, определяет формирование не только социальных групп. Большое число неформальных, выходящих за рамки чисто функциональных актов, связей, а также экзистенциальные совместные переживание событий объединенных организациями людей порождает и постоянный «молекулярный» общий фон, уклад жизни и отношение к окружающей действительности, характеризующий в той или иной степени каждого человека, объединяющий участников организации. Таким образом, в замкнутых системах складывается особые социальные явления – общности» (с.53).

Далее И.В.Демичев рассматривает межэтнический конфликт, как основную форму нестабильности полиэтничой социальной системы, делает ряд интересных выводов. В частности выделяет несколько способов борьбы с конфликтами данного типа (с. 60-61).

В целом, стоит отметить, что исследования, связанные с оценкой состояния полиэтничной системы региона, типов социальных связей, различных общностей (групповых, этнических, локальных и др.) крайне актуальны для нашей республики, поскольку социальная реальность, окружающая нас, по сути, очень слабо описана с точки зрения как политологического, так и социокультурного дискурса, и требует дальнейших работ в этом направлении.

Однако повышенный интерес, вероятнее всего, вызовет третий раздел книги, посвященный межнациональным отношениям в Республике Башкортостан в постсоветский период, а также процессам, связанным со сменой власти в регионе и назначением Р.Хамитова главой республики.

Раздел, написанный к.и.н. А.М.Буранчиным, представляет собой исторический, социокультурный и политологический анализ влияния этнического фактора на постсоветской политический процесс в регионе.

В первом параграфе «Распад СССР и мобилизация этничности (на примере Республики Башкортостан)» автор дает краткую и достаточно, на наш взгляд, объективно написанную хронику политической жизни республики в 1985-2000 гг. Данный раздел, написанный с использованием большого количества источников и литературы, позволяет получить довольно полный обзор политических событий региона «периода суверенитета». Стараясь быть по возможности максимально объективным, А.М.Буранчин, описывает события, бесстрастно освещая позиции, как сторонников «суверенного развития», так и политической оппозиции РБ.

Начало перестроечных реформ в БАССР, принятие Декларации о суверенитете РБ, слом советской партийной системы в республике, подписание Федеративного договора – таков неполный перечень тем, освещенных в этом разделе.

Представив в первом параграфе краткую хронику событий 1985-2000 гг., автор переходит к непосредственному анализу произошедших в постсоветский период процессов, параллельно продолжая историческое описание вплоть до 2011 г.

Так, А.М.Буранчин на конкретном историческом материале показывает влияние этнического фактора на региональный политический процесс независимо от того идет ли речь о воздействии Интернет-ресурсов на межнациональные отношения в Башкирии, президентских выборах 2003г., или о проблемах возникших входе резкой смены власти летом 2010 г.

Любопытна, на наш взгляд, поднятая проблема, связанная с формированием и функционированием региональной идеологии в «национальном субъекте федерации». Говоря о ней, автор, выделяет ряд (как он определяет) «исторических дискурсов» в региональном общественном сознании, которые, как он пишет, «как бы конкурируют между собой». На примере авторитарно-номенклатурного режима М.Рахимова, А.М.Буранчин, не только показывает, как создавалась региональная идеология, но и выделяет ряд ее ключевых компонентов. В ходе анализа он приходит к заключению, что «региональная идеология областей и краев РФ отличается от идеологии республик лишь отсутствием этнической составляющей. Но значение и влияние последнего, как указывает автор, очень существенно (с. 94).

Рассматривая причины и действия «прежней» правящей элиты РБ, которые привели в итоге к смене власти в республике, автор приходит к выводу, что они были вызваны не столько общим кризисом в системе управления, а, сколько процессами, которые шли в сфере идеологии и общественного сознания.

Анализируя современную ситуацию в этой сфере, автор указывает, что новый «режим Р.Хамитова», так же «игнорируя идеологическую составляющую политического процесса, пытается удержать контроль над регионом сугубо управленческими, «силовыми» методами. Кроме того, положение, как считает А.М.Буранчин, в настоящий момент усугубляется и тем, что помимо существования нескольких центров управления, отсутствует четко верифицируемый дискурс («язык») самой республиканской власти. У нового режима все еще нет отчетливо разработанной идеологии и программы действий, что достаточно сильно ослабляет позиции президента Р.Хамитова (с.87).

Далее он дает общий политологический анализ процессам, которые начались в регионе с приходом Р.Хамитова, показывает, как в ходе модернистских реформ нового президента вновь выявилось мощное влияние этнического фактора связанное, главным образом, с «башкирским вопросом», аналогичное по накалу страстей началу 90-х годов (периоду мобилизации этничности).

Отдельный параграф раздела посвящен автором выявлению роли башкирского телевидения в формировании национальной идентичности и межэтнической стабильности. Назначение по инициативе Р.Хамитова гендиректором БСТ Г. Ибрагимовой и радикальное изменение формата вещания республиканского телевидения, вызвало резкое общественное недовольство, стало источником социального недовольства так или иначе связанного с этничностью. Как проходил этот процесс? Чем был вызван конфликт на БСТ? На эти вопросы попытался ответить автор данного раздела.

В частности, анализируя формат БСТ с точки зрения социокультурного подхода, А.М.Буранчин приходит к выводу, что «региональное телевидение, воспроизводя советские культурные стереотипы, безусловно, является важным инструментом межэтнической стабильности в регионе». Как верно пишет автор «Множество, казалось бы, официозных и идеологических моментов в формате БСТ в действительности носят ритуальный, символический характер. Советская национальная политика «дружбы народов» продолженная и в постсоветский период в Башкортостане лишь на первый взгляд выглядит как социальный анахронизм, в реальности ее истоки исходят из многовековой практики взаимодействия этносов Волго-Уральского региона» (с. 110).

Думается, что проблема с БСТ и в дальнейшем будет вызывать повышенный общественный интерес, тем более, если учесть, что г-жа Г.Ибрагимова сегодня является одним их активных участников антихамитовского пула (по слухам именно по ее инициативе накануне избирательной кампании в ГосДуму было создано РИА «Башкирия», с целью «объективного» освещения выборов в РБ).

Однако, пожалуй, наибольший интерес при чтении вызывает параграф «Смена власти в Республике Башкортостан: этнические акторы в политическом процессе» посвященный анализу событий «лета 2010 года», что в какой-то мере закономерно если учесть масштаб и политическую значимость произошедшего для нашего региона.

В данном разделе, автор, на наш взгляд, достаточно объективно и скрупулезно описывает непосредственно процесс смены власти в РБ, завершение 20-летней «эпохи Рахимова», а также проблемы и основные тенденции новой политики президента Р.Хамитова.

Так анализируя системные причины кризиса «суверенитетского» режима, автор приходит к выводу, что «выстроенная в течении 20-ти лет управленческая вертикаль М.Рахимова, которая достаточно эффективно показала себя в условиях распада советской системы» под конец перестала справляться с набором усложняющихся задач. Как пишет автор: «Антикризисный режим» М.Рахимова возникший под влиянием различных вызовов 90-х годов, оказался неготовым перейти на новый уровень модернизации. Речь идет, прежде всего, о системном кризисе, в условиях которого резкая смена элиты, явилась лишь отражением политического процесса» (с. 114).

По мнению А.М.Буранчина «В течении всего срока своего существования режим во главе с М.Рахимовым пытался типично этатистскими методами, характерными для советского государства, решить проблемы в экономической, политической, культурной и национальной сферах. К примеру, в сельском хозяйстве». «С годами эта система все больше архаизировалась, напоминая слабую версию советской автаркии».

Однако главную причину краха он видит в кризисе правящей элиты РБ, которая по ряду причин постепенно перестала адекватно отвечать на возникающие вызовы. Сам же кризис, по его мнению, был порожден институциональными особенностями формирования элиты «традиционного общества», когда «порождаемая культурной традицией «аграрная» элита автоматически создает иерархическую модель с вертикальными связями, которая в конечном итоге сама превращается в главный источник застоя, что в принципе и произошло в республике».

В конечном счете, эта модель управления, как аргументировано утверждает автор, «по всей видимости, полностью исчерпала себя, поскольку внутренняя среда все время дифференцировалась, возникали новые вызовы и центры напряжения, а система не успевала и могла на них своевременно реагировать» (с. 121).

Отдельный параграф раздела посвящен анализу политики Р.Хамитова. В нем описаны внутриэлитные конфликты, вызванные системными противоречиями складывающего режима, дан анализ причин, которые и в дальнейшем, по мнению автора, будут способствовать политизации этничности в регионе. В целом идеи, высказанные в этом разделе, на наш взгляд, помогут понять многие тенденции новой политики, дадут пищу для размышлений как для представителей власти, элит, федерального Центра, силовых структур, так и для политических организаций и движений республики.

В заключении монографии авторы приходят к выводу, что «Постоянная политизации этнической сферы, которая продолжается с момента распада СССР, задает особую парадигму регионального развития, является целью постоянной политической спекуляции со стороны деструктивных и антиобщественных сил в Башкирии».

По их мнению «Анализ политического развития Республики Башкортостан в постсоветский период (1991-2011 гг.) показывает, что в этом процессе политические акторы действовали, либо используя этнические стереотипы и межнациональные противоречия, либо пытаясь целенаправленно нарушить межэтническую стабильность в регионе. Наиболее ярко это проявилось в период принятия Декларации о суверенитете БССР (1990г.), во время президентских выборов 2003г., в условиях смены власти в республике в 2010г.

Со своей стороны, хотелось бы отметить, что интерес к данной проблеме, ее актуальность, обусловлены, к сожалению, и объективными причинами – потенциал межэтнической конфликтности не только в Башкортостане, но и по России в целом по-прежнему высок. Рост влияния этнического фактора вызван не только системным социально-экономическим кризисом, но и появлением сил, которые ведут целенаправленную деятельность по разрушению устойчивого (как кажется многим) межнационального мира. Осознать и противодействовать этой опасности - задача не только власти и силовых структур, но и активных представителей нашего общества.

Кандидат исторических наук Ю.М.Юсупов.

Книгу можно приобрести по адресу: г. Уфа, ул.Гафури 13/1, в приемной Института гуманитарных исследований АН РБ. Тел. 2-7278-53 (цена – 100р.).

СКАЧАТЬ КНИГУ:
buranchin.pdf [491,63 Kb] (cкачиваний: 93)

Посмотреть онлайн файл: buranchin.pdf
Комментарии (7)
Добавить комментарий
Прокомментировать
Кликните на изображение чтобы обновить код, если он неразборчив
Евгений
#1 Евгений Гости 18 ноября 2011 02:00
Дорогие политологи! скажите свое мнение - Хамитов завалит выборы или нет? ходят слухи что Москва его уберет после провала ЕР в Башкирии...
А.Буранчин
#2 А.Буранчин Гости 19 ноября 2011 11:32
Дорогие политологи! скажите свое мнение - Хамитов завалит выборы или нет? ходят слухи что Москва его уберет после провала ЕР в Башкирии...


Время покажет wink

А если серьезно, то не думаю, что региональная система даст сбой, поскольку:

1. реальные игроки способные резко ухудшить ситуацию в регионе формально нейтрализованы (такие как Галин, естественно, не счет).

2. В Кремле сидят не идиоты, чтобы дать завалить выборы ЕР в республике.

Вывод: довести ситуацию до критической может только сама власть РБ своими неадекватными действиями, других факторов нет. Поскольку протестные настроения очень слабые, гражданская сфера - инертная.

да, уровень управления режима - слабый, но не критический. И дело тут не в Хамитове, а трудностях системного характера.

Поэтому даже если ХЗР уберут из-за провала выборов в РБ, новый глава региона попадет в такое же положение и все начнется заново как по заколдованному кругу...

Поэтому вероятнее всего после 4 декабря постараюсь написать ряд статей с общим анализом ситуации и положением дел этой сфере, поскольку так дело не пойдет, на мой взгляд, - нужны реальные меры по модернизации политсистемы РБ. Любая власть должна действовать стратегически, а не ситуативно.И это должно быть целью самого Хамитова - центр не будет каждый раз решать его проблемы.

Пока же выкладывать ничего не будем, дабы не нанести имиджевый удар по ХЗР и власти РБ в целом.

Не все нравится в новой власти и Хамитове, но не настолько чтобы дать таким как Галин и С. Нургалеева новые аргументы против ХЗР.
Корсак
#3 Корсак Гости 24 ноября 2011 14:35
Чего-то жидко с комментами по файлу. Я что, единственный кто скачал?
Сейчас прочитал первую главу, за рядом несущественных замечаний автору можно было поставить "зачет". Кстати, странная цитата
Цитата: Вахитов
Документально закрепленные нормативы традиционных обществ (православный«Домострой» или шариат у мусульман) регламентируют даже такие обыденные действия как проводы жены или мужа или процесс приема
пищи (например, когда мусульманин ест суп, он обязан съесть нечеткое количество ложек, таким образом, он не просто принимает пищу, он совершает ритуал, смысл которого — утверждение единственности Бога)

Что значит "нечеткое количество ложек"? Может граматическая ошибка? Может нечетное? Хотя странно, ислам авраамическая религия и крайне отрицательна ко всякого рода суевериям. Может Вахитов этого не знает? Может он из числа так называемых "этнических мусульман", как его коллега Бердин? Хотелось бы получить разъясняющую ссылку на такой интересный момент из жизни мусульманина с супом.
Но вот "зачета" не получилось из-за последнего абзаца.
А какой начавшейся буржуазной социальной атомизации
может идти речь, если на 95% общество оставалось патриархальным даже после буржуазно-демократических революциях 1905 и февральской? Это все прошуршало для основной массы населения, как малозаметное явление. Автор главы сделал более чем спорный вывод, проигнорировав предисторию октябрьской революции.

Корсак
#4 Корсак Гости 29 ноября 2011 13:39
Еще не дочитал 3 главы, но она интереснее первых. Так понимаю, что все три главы должны были иметь смысловой мостик. Мостика не получилось, потому что Вахитов не развил темы из последнего абзаца и ограничился спорным тезисом об атомизации из лексикона СГКМ. Хотя бы надо было дать развернутое объснение своей позиции о состоянии этносов перед февралем 1917. От этого можно быдо перейти к 5 параграфу второй главы. Вообще, 2 глава - разочарование. 4 параграфа воды, пересказ одного и того же. Можно было уместить на паре страниц. Можно прочитать конец 4 параграфа и пятый. Вот как раз исходя из названия главы их и надо было развернуть. Тогда можно перейти в 3 главе - башкирской. Не понятно только, почему в 3 главе пропущены события 1991-1994 гг? Это же одни из ключевых. Может дальше будет?
А.Буранчин
#5 А.Буранчин Гости 1 декабря 2011 11:02
Не понятно только, почему в 3 главе пропущены события 1991-1994 гг? Это же одни из ключевых. Может дальше будет?


Для республики -нет/
enforenue
#6 enforenue Гости 1 декабря 2011 13:32
Вся жизнь прошла в борьбе - до обеда с голодом, после обеда со сном.
Lynn
#7 Lynn Гости 29 декабря 2011 19:19
A million thanks for posting this inofmration.
ВЫШЛА МОНОГРАФИЯ Д.М. АБДРАХМАНОВА, А.М. БУРАНЧИНА, И.В. ДЕМИЧЕВА
ВЫШЛА МОНОГРАФИЯ Д.М. АБДРАХМАНОВА, А.М. БУРАНЧИНА, И.В. ДЕМИЧЕВА "АРХАИЗАЦИЯ РОССИЙСКИХ РЕГИОНОВ" В монографии рассматриваются актуальные проблемы архаизации
Новая книга: А.М.Буранчин, Р.Р.Вахитов, И.В.Демичев «Социокультурные аспекты модернизационных процессов в Республике Башкортостан»
Новая книга: А.М.Буранчин, Р.Р.Вахитов, И.В.Демичев «Социокультурные аспекты модернизационных процессов в Республике Башкортостан» В конце 2014 г. в Уфе вышла в свет
ФЕДЕРАЛИЗМ КАК ОСНОВА ЕДИНСТВА СТРАНЫ (НА ПРИМЕРЕ РЕСПУБЛИКИ БАШКОРТОСТАН)
ФЕДЕРАЛИЗМ КАК ОСНОВА ЕДИНСТВА СТРАНЫ (НА ПРИМЕРЕ РЕСПУБЛИКИ БАШКОРТОСТАН) В статье на примере Республики Башкортостан анализируются политические процессы и системные
Новая книга: А.Буранчин «Политическая история Республики Башкортостан в 1990-2000 годы»
Новая книга: А.Буранчин «Политическая история Республики Башкортостан в 1990-2000 годы» В начале этого года вышла в свет монография к.и.н., завотдела этнополитологии
Рустэм Хамитов:
Рустэм Хамитов: "Пощады тем, кто занимается разжиганием межнациональной розни, не будет" Мы можем сколько угодно говорить о наших достижениях и укреплять народное
Бесплатно модули и шаблоны DLE Веб-шаблоны премиум класса