Правда и этнология
05.04.2009 3 162 0 root

Правда и этнология

Культура
В закладки
Правда и этнология

Уважаемые читатели! Согласно данному Вам обещанию, с согласия авторов мы начинаем публиковать в Интернете статьи, вызвавшие широкий резонанс в научных и околонаучных кругах Башкортостана. В том числе, к сожалению, скандальный, благодаря некоторым недобросовестным людям, пытавшимся впутать свой и чужой Институты, товарищей и коллег в собственные, несколько странные политические игры. На нашем сайте уже освещался этот печальный инцидент, в материале «Опозоренная конференция». Для удобства восприятия широкого читатели, некоторые из статей мы публикуем по частям, но без всякого сокращения либо искажения текста, что постоянно практикуется на маргинальных сайтах, использующих приемы манипуляции сознанием.
Помните, подобные сокращения помимо воли авторов — явный признак дезинформации! В планах аналитической группы сайта — создание собственной библиотеки и раздела КЛИО, где планируются анонсы и дискуссии ученых, деятелей искусства и культуры по наиболее острым вопросам истории, нашей с Вами культуры и образования. Приглашаем к сотрудничеству всех ученых, не приемлющих и мертвящего конформизма, и неумного диссидентства, пошлой фронды ради фронды. Первым представляем речь на пленарном заседании Азата Тагировича Бердина, кандидата философских наук, старшего научного сотрудника Института гуманитарных исследований АН РБ, посвященную технологиям, с помощью которых нас лишают истории, внедряя взамен «мозаику новых мифов».



Некоторые проблемы интерпретации этнокультурных процессов в Урало-Поволжье: история и современность1

Под этнокультурными процессами в рамках данного доклада мы будем понимать любые, спонтанные либо целенаправленные воздействия, направленные на системные изменения этноса, прежде всего — его идентичности. Природа этих воздействий и их восприятия — в терминологии «конструирование/демонтаж» этноса либо, напротив — в образе живого процесса — этногенеза, несмотря на популярные в недавнем прошлом дискуссии сторонников этих подходов — конструктивизма и примордиализма соответственно, в прикладном смысле есть вопрос скорее интерпретации (даже редукции), чем сути самих процессов.
В рамках конференции молодых ученых нам представляется более актуальным именно реальный, прикладной аспект интерпретации этнокультурных процессов. Естественно, что и прикладной аспект обладает своей, причем многоуровневой теоретической составляющей, о проблемах в которой и пойдет речь.

А именно: каковы наиболее типичные теоретические проблемы при интерпретации этнокультурных процессов Урало-Поволжья, помимо концептуальной дискуссии адептов инструменталистских, конструктивистских и примордиальных методик? Какова роль самих интерпретаторов в данных процессах, и существует ли она вообще? С последней проблемой напрямую связан уже неоднократно поднимавшийся в российских научных кругах вопрос ответственности ученого2.
Изложим ответ на первый вопрос тезисно.

1.Идеологизация научных интерпретаций этнологических процессов. Характерный пример: откровенная позиция Д.М.Исхакова, защищавшего «татаро-татаристскую» (термин М.З.Закиева) теорию татарского этногенеза с чисто идеологических позиций татарского национализма: Золотая Орда якобы много престижней «Булгарии величиной с булавочную головку». Результаты очевидны — творчество авторитетного историка превратилось в работу идеолога, с немалым ущербом для его научной репутации. Например, в этногенез татарского народа по воле казанского этнолога неожиданно попали «татарские» племена Бурзян, Тамьян, Мин, Тангаур3, татарский народ обзавелся племенным делением и прочими атрибутами, прочно считавшимися этнологами ему несвойственными — в Урало-Поволжском регионе это — маркер башкир (Р.Г.Кузеев). Еще более тяжелый пример приведем ниже — поддержка Центром этнологического мониторинга Института истории им. Ш.Марджани АНРТ политизированной фольксхистори в РБ4.

Конечно, жить в обществе и быть свободным от его идеологического поля нельзя. Тем более в России, стране, где идеократические элементы являются структурообразующим, цивилизационным признаком. Но есть принципиальная разница — следовать идеократическому ритуалу, что было, например, общей практикой в советской историографии — и именно поэтому отнюдь не несло ей столь большого ущерба, вопреки представлениям наших современников, исходящих из критериев совершенно иного, неидеократического общества; или самому сознательно продуцировать идеологемы, сознавая искажающий эффект их воздействия на науку.

«Мобилизация политизированной этничности» (термин В.Р.Филлипова) привела к тому, что значительный сегмент идеологического пространства стал формироваться именно профессионалами и дилетантами в области этнологии. Списывать сохранение практики идеологизации этнологических интерпретаций на «неизжитое наследие советского прошлого» есть именно карикатурный примордиализм, критика которого, кстати, характерна именно для наиболее идеологизированных авторов. На пользу это часто не пошло ни профессионалам, ни самой этнологии. Данная связь объяснима не инерцией коммунистической идеологии — ее нет, а самим типом мышления интеллигенции в идеократическом обществе — место советской идеологии в иерархии ценностей занял западный «мэйнстрим», прежде всего, неолиберальная идеология (вместо старой, коммунистической). Известно, что при массовой трансформации ценностного сознания легче заменить определенные элементы, чем структуру. При эволюционной трансформации такой процесс постоянен и органичен (или конструктивен), поэтому сохраняется положительная обратная связь. При кризисном и революционном — чаще носит имитационный характер, поскольку в организм (конструкцию) сознания внедряется элемент, чуждый ему принципиально. А поскольку функцией научного сознания является, прежде всего, выработка структур рациональности, то имитационный тип научного мышления приводит к катастрофическим последствиям и для ученого, и для общества, которое он обслуживает. Именно поэтому родовым свойством огромного сегмента современной интеллигенции стала некогерентность мышления (термин С.Г.Кара Мурзы). Эта некогерентность мышления привела и к деградации уровня, и к деструкции воздействия этнологов на общество.

Приведем примеры. Фрагмент интервью В.А.Тишкову от 8 октября 2008 годаагентству «Интерфакс»:

«В ряде средств массовой информации появились утверждения, что сепаратистские настроения в некоторых республиках Поволжья не менее сильны, чем на Северном Кавказе. Насколько, по Вашему мнению, верны подобные утверждения?
В.Т.: Типичный прием журналистской «провокации» – сделать заявку в форме анонимной ссылки, а потом из нее вылепить новость. Во-первых, на Северном Кавказе нет сильных сепаратистских настроений, а после трагедии Чечни, клиентов испробовать вооруженную форму сепаратизма в России не наблюдается. Да и по Конституции их быть не может. Поэтому подобные «утверждения» являются ложными».

Сильное утверждение! Сепаратистских настроений в России нет, потому что по Конституции быть не может. А я думал, что задача этнолога — исследовать то, что есть в реальности, а не то, что предусмотрено Конституцией: эти плоскости бытия могут не совпадать.

Подобное замечание академика В.А.Тишкова — симптом талассократии, иррациональной веры в Закон, — цивилизационный признак, свойственный Западу и совершенно чуждый нашей стране. Но усердно внедряемый либеральным лобби на ТВ и в СМИ — тем самым лобби, отношение к идеологии которого население РФ ясно выразило, сокрушительно провалив все партии типа СПС на всех выборах. Серия дутых, часто намеренно абсурдных по мотивам процессов, затеянных представителями маргинальной оппозиции РБ, преследует собой ту же цель — внедрение цивилизационно чуждого стереотипа поведения, когда сутяжничество превращается в добродетель. В РФ из того же разряда — канонизация и «реабилитация семьи императора Николая Романова» и в перспективе — подобные юридические процедуры над прочими персонажами истории. Это — глумление, небрежно скрытый культурный садизм (термин С.Г.Кара Мурзы).

Для региона Урало-Поволжья актуальна следующая иерархия идеологических мифов, прямо влияющих на интерпретацию этнокультурных процессов: мифы радикал-либеральные (ритуальные идеологемы: гражданское общество, глобализация, прогресс, либерализм, демократия и т.д. — они идентичны общероссийским и хорошо исследованы5), мифы этнонационалистические/шовинистические (наиболее известны исследования по ним — в методологическом плане — В.А.Шнирельмана6, на материалах региона Урало-Поволжья — В. А.Кореняко7 и некоторых других авторов).

2. Комплекс демиурга. Так я называю трансформацию интеллигентского мессианизма в формах, свойственных постмодерну. Увлечение крайностями инструментализма и конструктивизма для некоторых ученых получает дополнительную привлекательность потому, что внушает идею возможности креативного вмешательства в этногенез (ранее — в политику). С другой стороны — представление о дискретности нации и ведущей роли «рефлектирующего меньшинства» (вспомним, например, о роли чингисизма в этногенезе татар в интерпретации Измайлова) освобождает от ответственности за жизнь этносов как безусловную ценность (конструкты и инструменты таковой не обладают по определению).

И одновременно — преувеличенное представление о собственных возможностях, ощущение элитарности, роли демиурга этногенеза. Этим можно объяснить культурный садизм интеллигенции по отношению к собственному народу. Например, в нашем регионе — участие (к нашей чести, очень немногих) в формировании политизированной фольксхистори и попытки целенаправленного повреждения символической карты как башкирского народа, так и других народов Башкортостана в сегменте их представлений о башкирах.

Но еще более поразительно интеллектуальное участие в этой информационной агрессии сотрудников СЭМРПК — организации, призванной не провоцировать, а предотвращать межэтнические конфликты. Между тем аксиомой этнологии является конфликтогенность кризиса этничности крупного этноса, особенно в плане изменения его статусно-ролевого положения и представлений о нем. Тем более, обладающего такими признаками, как башкирский народ: исламской этноконфессиональной идентичностью, традиционными стереотипами воинственности как этнического маркера и т.д.

Согласно интерпретации ряда исследователей, (З.Я.Рахматуллина, Р.Р.Галлямов, А.М.Буранчин), общество Башкортостана обладает собственными системно значимыми элементами традиционного общества (по терминологии К.Поппера). А традиционное общество в российском/евразийском варианте обладает повышенной уязвимостью для Слова. Создатели политизированной фолькхистори в Башкортостане прежде всего используют методики, оправдавшие себя еще при разрушении коммунистической идеологии и советской цивилизации, и во многом применимые именно к разрушению традиционных обществ вообще.

Символический уровень — одна из основ этнической идентичности, и этнополитических видов мировоззрения вообще — национальных, например8. Символы, особенно исторические, являются культурными, даже сакральными в какой-то мере, структурообразующими элементами этнического самосознания. Особым значением обладают исторические персоналии, несущие нагрузку «символов нации».

Для Башкортостана наиболее известными из таковых являются Салават Юлаев и А.-З. Валиди.
Наиболее типичными примерами целенаправленной атаки на ценности этнической идентичности (в данном случае — башкир), произведениями, обладающими всеми признаками политизированной фолькхистори: профанность, симуляция научности полностью является серия псевдо-исторических работ Н.А.Швецова9, С.А.Орлова10, а так же откровенно маргинальные публикации А.А.Дильмухаметова11. Причем работы первых двух авторов частью изданы под редакцией либо с предисловием д.ист. н. Д.М.Исхакова, под грифом и с информационным обеспечением ИЭМ ИИ АН РТ12— очень тревожный признак, свидетельствующей о целенаправленном симбиозе фолькхистори и политически ангажированной науки Татарстана.

Подробный анализ всей серии подобных работ под обеспечением АН РТ, включая разбор их «исторических» аргументов произведен нами в отдельных публикациях13. Здесь мы наметим только теоретический анализ методик, наиболее типичных для данной серии на конкретном примере: дискредитации образов Салавата Юлаева и А.-З.Валиди.

Бердин А.Т. Некоторые проблемы интерпретации этнокультурных процессов в Урало-Поволжье: история и современность // Этносы и культуры Урало-Поволжья: история и современность: Материалы Второй Межрегиональной научно-практической конференции молодых ученых. Уфа: ЦЭИ УНЦ РАН, 2008. С. 19-25.

Продолжение следует

1 Статья выполнена в рамках проекта РГНФ «Социокультурный феномен «фолькхистори» (на материале РБ, РТ и РФ)»
2 Цыганков А.П. Несостоявшийся диалог с Фукуямой. О западных идеях, многокультурном мире и ответственности интеллектуалов // Вопросы философии. 2002. № 8. С.3-23.
3 Исхаков Д.М. «Дом Чингиз-хана» (Алтын Урук): клановая принадлежность и ее атрибуты // Этнополитические исследования в Татарстане. Казань: ИИ АНРТ, 2007. С.18-27.
4 Исхаков Д.М. Предисловие // Швецов Н.А. История одной авантюры. — Уфа, 2007. С.3-4; Орлов С.А. Пирамида Салавата. — Уфа, 2006; Он же. Ликвидация Уфимской губернии: как это было. — Казань, 2006.

5 Панарин А.С. Искушение глобализмом. М., 2003.
6 Шнирельман В.А. Постмодернизм и исторические мифы в современной России // Вестник Омского университета. 1998. № 1. С. 66-71.
7 Кореняко В.А. Этнонационализм, квазиисториография и академическая наука // Реальность исторических мифов / Под ред. М.Б.Олкотт и А.Малашенко. Центр Карнеги. — М.: Гендальф, 2000. С.34-52; Бердин А.Т. Джихад, которого не было // Бердин А.Т. Молоток для кривых зеркал. Авторский историко-критический сборник. — Уфа, 2006. С.142-170; Он же. К вопросу о методологии изучения истории Башкортостана // Вестник Академии Наук РБ. 2007. №2. С.24-30.
8 Шнирельман В.А. Ценность прошлого: этноцентрические исторические мифы, идентичность и этнополитика // Реальность этнических мифов. Вып. 3. — М., 2000. С. 1.
9 Швецов Н.А. Критические заметки по истории Башкирии. — Уфа, 2006; Он же. Критические заметки об одном юбилее. — Уфа, 2006; Он же. История одной авантюры. — Уфа, 2007.
10 Орлов С.А. Пирамида Салавата. — Уфа, 2006; Он же. Ликвидация Уфимской губернии: как это было. — Казань, 2006.
11 Дильмухаметов А.А. Воины против ублюдков. — Уфа, 2007; Он же. Юбилей манкуртов. — Уфа, 2007.
12 Вокруг истории. Стенограмма презентации ЦЭМ ИИ АН РТ серии работ Н.А. Швецова и С.А.Орлова // Звезда Поволжья. 2007. № 31. 16-22 августа. С.1-2.; Звезда Поволжья. 2007. № 32. 27-29 августа. С.1-2.
13 Бердин А.Т. Призрак «Уфимской Атлантиды»: как он создается. — Уфа, 2007; Он же. Молоток для кривых зеркал. — Уфа, 2006.
Комментарии (0)
Добавить комментарий
Прокомментировать
Кликните на изображение чтобы обновить код, если он неразборчив
О манипуляции сознанием и разжигании потребительских настроений
О манипуляции сознанием и разжигании потребительских настроений "Питательной средой для всякого чувства протеста, ведущего к социальным беспорядкам, энергия которого
ИДЁТ-ГУДЁТ ЗЕЛЁНЫЙ ШУМ?
ИДЁТ-ГУДЁТ ЗЕЛЁНЫЙ ШУМ?
ИДЁТ-ГУДЁТ ЗЕЛЁНЫЙ ШУМ?
05.05.11 Культура
ИДЁТ-ГУДЁТ ЗЕЛЁНЫЙ ШУМ? (Из писем читателей) «Здравствуй, Уважаемая редакция сайта «РБ – XXI век»! Кажется, так ещё совсем недавно обращались в редакцию читатели
Как поссорились Хасан Сагитзянович с Ришатом Сальмановичем
Нас часто ругают читатели за излишнюю серьезность в подборе материала, мол, нет у нас раздела юмора, и вообще, негде отдохнуть. Чего нет, того нет, по крайней мере,
Ислам и национализм
Ислам и национализм
Ислам и национализм
05.04.09 Вопросы религии
Редакция сайта продолжает публикацию материалов конференции «Этносы и культуры Урало-Поволжья: история и современность» (ЦЭИ УНЦ РАН) вызвавшие определенный резонанс в
Опозоренная конференция
Опозоренная конференция
Опозоренная конференция
05.04.09 Идеология и Политика
Опозоренная конференция Материалы конференции молодых ученых по этнологии, проведенной по инициативе ИЭИ УНЦ РАН, изданные на этой неделе, получили в Сети неожиданно
Бесплатно модули и шаблоны DLE Веб-шаблоны премиум класса