Городские башкиры: штрихи к социокультурному портрету
25.04.2010 5 151 2 root

Городские башкиры: штрихи к социокультурному портрету

Культура
В закладки


В современной зарубежной и российской науке существует достаточно хорошо разработанная концепция социокультурной трансформации общества. Она исходит из тезиса постепенного перехода традиционного общества к обществу либерального типа, то есть превращения его из традиционного, аграрного, сельского, патриархального, холистского в современное, индустриальное или «постиндустриальное», городское, демократическое, индивидуалистское.

Как исторически протекал данный трансформационный процесс в западном обществе? В середине второго тысячелетия там проросли зерна небывалых перемен, и его деревенский мир стал постепенно таять, разрушаться. Как писал В. Ключевский, в XVI-XVII веках в Западной Европе «Народный труд вышел из тесной сферы феодального поземельного хозяйства... Благодаря географическим открытиям и техническим изобретениям ему открылся широкий простор для деятельности, и он начал усиленно работать на новых поприщах и новым капиталом, городским или торгово-промышленным, который вступил в успешное состязание с капиталом феодальным, земледельческим». Городской, «буржуазный индустриализм» бурно развивался на западе Европы, и в XIX веке это развитие привело к тому, что аграрные, сельские западноевропейские общества стали постепенно превращаться в промышленные, городские, все, более оставляя позади аграрную и сельскую Россию.

Это отставание обусловило во многом и социалистическую революцию 1917г. Экономические перемены советского периода заложили материальный и социальный фундамент ускоренной модернизации и в то же время запустили многие другие процессы, давно назревавшие в России. Одной из таких процессов стала урбанизация, превращение сельского общества в городское. Именно она стала одной из главных звеньев модернизации советского общества. В чем же заключалась особенность советской модели урбанизации?

Город и деревня противостоят друг другу, прежде всего не как два типа населенных мест, но как два принципа организации социальной жизни, а переход человека от «сельского» общества к «городскому» образует один из главных векторов движения общества к новому качественному состоянию. Эти свойства города отчасти определяются физическими особенностями современной городской среды — сложной структурой пространства, его насыщенностью материальными объектами, их разнообразием и т.д. Уже в силу этих особенностей город накладывает свои, отличные от сельских, ограничения на жизнедеятельность человека, предъявляет свои требования к ней, заставляет менять сам тип организации индивидуальной и коллективной жизни. В итоге более сложным и дифференцированным становится не только физическое, но и социальное пространство, а это обесценивает прежние «простые» социальные регуляторы поведения людей. Перед каждым горожанином — в отличие от традиционного сельского жителя — открывается безграничный выбор поступков, карьер, линий поведения. В то же время жизнь в городском мире анонимна, общественные связи — опосредованы (рынком, на котором потребитель и производитель могут никогда не встретиться, средствами массовой коммуникации и т. п.). Социальный контроль сельского типа, непосредственная внешняя цензура поведения каждого здесь невозможны.

Несмотря на то, что ряд исследователей считают, что «современный город плохо сочетается с остатками средневековья», что «он по сути своей враждебен всякой патриархальности и потому постоянно рождает и воспитывает все новых и новых агентов модернизации», на наш взгляд, советский опыт красноречиво свидетельствует, что данный переход не так жестко детерминирован  -  потенциально любое общество может быть городским и в тоже время традиционным (современный Китай, СССР).

К примеру, та же советская модель урбанизации не привела к вытеснению средневековой холистской культурной парадигмы индивидуалистской, породила   Homo soveticus — промежуточный тип личности, сочетающий в себе черты современности и традиционной «соборности». Иными словами остановила атомизацию общества, а экономическая модернизация, превратив страну из аграрной в индустриальную, дала ей основные элементы современной технологической цивилизации.

Особенности советской модернизации обусловили и специфику урбанизации башкирского общества. В рамках СССР башкирский народ прошел через ряд волн урбанизации. Этот процесс протекал болезненно и противоречиво. К примеру, он автоматически породил скрытый запрос на актуализацию этнического сознания. Положил начало появлению русскоязычных башкир, с их отдельной субкультурой. До этого цельный и замкнутый башкирский этнос стал постепенно «разваливаться на части». Что, в принципе, было процессом объективным, результатом урбанизации этноса. Структурно он стал более сложен. К 70-му году урбанизация и образовательная революция завершила «переход к современности». По формальным признакам башкирское общество стало не только традиционным, но и городским. Однако сохранение «деревенского» сознания и мощного пласта архаической культуры, вкупе с романтической интеллигенцией создавало крайне опасный сплав для взрыва этничности. И таким детонатором стала начавшаяся в 1985г. «перестройка», которая в БАССР пошла под знаменем «национального самоопределения» и «мифа о возвращении к корням».

Незавершенность процессов урбанизации обусловили и социокультурные особенности современного башкирского общества. Несмотря на то, что по переписи 2002г. городских башкир стало 50%, по всем характеристикам башкирское общество даже сегодня является аграрным, сельским, иными словами, обществом традиционного типа. Это обусловлено, прежде всего, тем, что у башкирского общества, плуг модернизации в ХХ веке затронул лишь верхние слои «почвы» и привел к незначительным структурным изменениям этносоциальных ролей внутри него.

К примеру, в отличие от башкир, значительная часть татарского народа еще к началу ХХ века совершила переход к городской, диаспорной  цивилизации, что, в свою очередь, автоматически изменило структуру традиционного татарского общества, привело к появлению широкой прослойки национальной интеллигенции. Внутри татарского этноса существует как бы два «народа». Один «народ» - это аграрная, почвенная часть (символической фигурой которого был в постсоветский период М.Шаймиев), другой – сложный социокультурный субъект, возникший в результате резкого модернизационного перехода. Отсюда и такие модернистские явления в татарском обществе в начале века как «джадидизм» и «кадимизм», или современный «евроислам». В отличие от татарского башкирское общество исторически всегда имело высокий уровень защиты своей культуры. Так, дореволюционная идентичность башкир была защищена рамками замкнутого локального общинного мира, что внутри имперской иерархии подкреплялось сословным (военным) статусом, а также традиционным Исламом.

Другой особенностью современного башкирского общества являются результаты прошедшей в 1990-е годы очередной волны урбанизации. Большая масса вчерашних сельчан по тем или иным причинам оказалась «запертой в городах», то есть в непривычной и враждебной для себя среде. Это крайне опасное состояние общества, поскольку, как отмечают исследователи, носители особой психоментальности попав в сложный и опасный мир урбанизации, ведут себя не вполне неадекватно. Эти люди отвечают на несоответствие своей культурной среде, условиям изменившегося окружающего мира активизацией своей деятельности. Им присущ мифологический тип сознания, не характерный для рационального городского человека (это относится и к башкирам-горожанам второго поколения). Такие люди руководствуются в жизни главным образом не интересами, а ценностями. В том числе и по этим причинам, кстати,  в региональной науке затруднена критика исторического опыта,  наблюдается низкий уровень саморефлексии у башкирской гуманитарной интеллигенции.

Таким образом, необходимо признать, что урбанизация башкирского общества характеризуется своей незавершенностью. Советская и постсоветская урбанизация переместила десятки тысяч башкир из деревни в город, изменила условия их повседневного социального общения, но при этом не привела к формированию башкирской городской культуры. Данный процесс (становления новых субкультур) только набирает обороты в башкирском обществе, к сожалению, он объективно идет за счет разрушения традиционной народной культуры. Кроме того, как отмечают исследователи «в условиях формирования новых общественных отношений происходит поляризация социально-профессиональной структуры городских башкир с выделением «верхушки» - высококвалифицированной гуманитарной интеллигенции и довольно большого слоя малоквалифицированных работников, целые социальные «ниши», отрасли и сферы экономики в городе (промышленное производство, предпринимательство, торговля и т.д.) которые пока остаются почти неосвоенными башкирами».

Со своей стороны отметим, что в целом современное башкирское общество имеет, по сути, резко очерченную двухуровневую (условно) структуру. Это, прежде всего, люди из нижних этажей общества – представители сельского, традиционного общества, и крайне незначительная прослойка, составляющая верхний этаж (национальная и творческая интеллигенция, номенклатура, работники бюджетной сферы, городская и сельская интеллигенция). Подобное сочетание (архаики и постмодерна) создает нестабильное и взрывоопасное  состояние социума (премодерн). Это также означает, что практически нет носителей специфических городских отношений — средних городских слоев, способных самостоятельно поддерживать и развивать социальную организацию и культуру городского общества (те, кто на Западе составляют «средний класс»). Башкирское современное городское общество – это «бурги без буржуа», «соборный» человек в десакрализованном городском пространстве.

Иначе говоря, в башкирском обществе не сформировалось «срединной» мещанской культуры. Произошло это по разным причинам.

 Из истории известно, что в традиционном обществе, как правило, преобладают отношения перераспределения, а не рыночного обмена. В свою очередь элементы рыночной экономики жёстко регулируются. Система перераспределения может регулироваться традицией, а рыночные цены — нет. Преследование экономической выгоды в традиционном обществе зачастую морально осуждается, противопоставляется бескорыстной, братской помощи. В нем четко выражен уравнительный идеал. Другими словами любая традиционная культура налагает жесткое вето на ценности рынка. Даже сегодня после 20 лет либеральных реформ профессии «срединной», буржуазной культуры – адвокаты, работники торговли и сферы услуг, юристы, бизнесмены, обладают невысокой общественной легитимностью (так, среди башкирского населения распространенно ругательство  «торгаш», в том числе и среди башкирской интеллигенции).

 Кроме того, социальные и социокультурные характеристики башкирского общества, специфика его структуры, предопределили крайне низкие стартовые возможности к началу 1990-х годов. В итоге «переход к рынку» обернулся для большинства башкирского населения заполнением не престижных, мало оплачиваемых профессий, привел к резкому социальному неравенству, и выправить это положение в последующем будет труднее всего.

 

 

А.Хайбуллин

Комментарии (2)
Добавить комментарий
Прокомментировать
Кликните на изображение чтобы обновить код, если он неразборчив
Азамат
#1 Азамат Гости 27 апреля 2010 09:00
Честная попытка разобраться в явлении и процессах пользуясь негодным методологическим инструментарием - "традиционализмом" а ля СГКМ. Та же апология советикуса, искусственность теоретических построений. Если бы не талантливые наблюдения самого автора, когда он не следует инкорпорированной методологии, статью можно было бы не читать.

Поражает нежелание автора воспринимать институционально-правовые, статусные, если хотите, реалии - как фактор обуславливающий доступ к преференциям процесса урбанизации, модернизации. Исподволь запускается мысль, что дескать то что "цельный башкирский этнос стал разваливаться на части", и что появление "русскоязычных башкир", как бы с отдельной субкультурой" - было процессом объективным. Наглый бред.

Вне русской ассимиляторской политики невозможно объяснить появление русскоязычных башкир как носителей урбанизированного сознания, воспитанных в русской культурной среде. А это фактор далеко не объективный, а субъективный. Нет нужды представлять отклонение от нормы как саму норму. Пытаться легитимизировать башкирскую русскоязычную субкультуру, не получившую качественного высшего образования на башкирском языке, - не как трагедию, а как нечто из категории должного. Автор даже не допускает мысли что башкирский социум, вполне дееспособен к модернизации вне российской информационной среды. Тогда как, будучи избавлен от российского политического контроля, и связанных с ним ограничений, башкирский социум безусловно более успешно адаптировался бы к реалиям и вызовам урбанизации и модернизации. Увы, но свобода выбора ограничена и эти задачи приходится разрешать в ограниченном наборе возможностей. К английскому, турецкому, к родному приходиться пробираться не благодаря, но вопреки. Тотальное доминирование русского сложно преодолеть. Но изживать ее монополизм необходимо. Из самосохранения.

Возмущает навешивание ярлыков типа опасности "взрыва этнического самосознания" в отношении того что по сути является самоопределением политических и институционально-конституционных интересов башкирского социума. Представленная автором статья представляется собой еще одно нехитрое средство закрепить существующее привилегированное положение, и как следствие, доминирование русской культуры в ущерб здоровым амбициям башкирской и общетюркской национальной идентичности, не допуская выведения русского информационного поля в конкурентную культурную и политическую среду. Тем самым искусственно затормозить развитие башкир, вовсю пользуясь дивидендами. Гомо Советикус - живое доказательство жизнеспособности башкирского социума, сумевшего даже в условиях коммунистического тоталитаризма сохранить самосознание и запас к саморазвитию. Задача на следующий этап - создать политические условия для модернизации и урбанизации башкирского социума на уровне самостоятельного выбора культурно-информационных достижений мировых цивилизационных альтернатив. Железный занавес СССР - в прошлом.
Гирей
#2 Гирей Гости 27 апреля 2010 11:07
1.При чем здесь СГКМ? Ваша неприязнь к нему уже смешной становится, фобия какая-то. Причем невнятная, но ярко выраженная. Он, кстати, себя традиционалистом не называл. 2.Пока что "методологическую негодность" данного инструментария Вы обосновали только тем, что он Вам не нравится. Извините, но даже при ссылках на А.-З.Валиди обнаруживая, что сравнивать методологии Вам просто рано - потому как слабовато пока владение фактическим мат-лом.
Дорогой Азамат, давайте приучаться не использовать ярлыки вместо аргументов, на дворе не бредовое время перестройки. Что еще за «Гомо Советикус»? :) Да ведь по всем параметрам он превосходит современных эРКашных и эРэФных гомо, факт это. Не нужно говорить «искусственность построений», нужно показать, в чем она.У Вас странное представление об объективности, Азамат. Объективно – это то, что Вам хочется :) . А это как раз наоборот. Горожане – русскоязычны. Причем тут ассимиляторская политика? Она тоже имела место, хоть отнюдь не «русская», а советская русскоязычная. Но это настолько же объективно, как англоязычие американских городов. Пока единственный аргумент, который у Вас виден - "если бы" "Бы, бы". Качественное высшее образование на башкирском языке даже в БАССР не удалось создать, сейчас – тем более. Нужно ли создавать? Да. Но массовым этот процесс долго не станет. А люди живут не националистическими грезами. Башкирская русскоязычная среда существует - вот же она, Вы на каком спорите? И с этими реалиями следует работать.
Английский или башкирский запрещают? Не замечал.
А вот башкиро-турецкие лицеи жаль. Да, тотальное русскоязычие – нужно преодолеть. Но эта проблема в статье просто не затрагивалась, она вне ее. Уровень "конкурентной среды" РК – тот же, что в РБ, только денег на курултаи больше. Англоязычная – это на Рублевке. Развивать их – надо, но не более, иллюзий в отношении ее нет. Вы хотите того или нет, но рассуждаете здесь не на турецком и даже не на родном. И превращать это в ущербность, а не преимущество – как раз вести к расколу нации. Я уже говорил Вам, что все лозунги, которые Вы озвучивали, в РБ давно проходили – в начале 90-х. Они были необходимы, но уже устарели и вели только к фрагментации башкирской нации. По статье. Не согласен с автором и согласен с Азаматом насчет субъективности некоторых оценок автора. А что опасного во «взрыве этничности» то, именно в башкирском варианте? Ведь оказалось, что ничего. А что на распад Союза она работала – а не факт. Тамкуда более мощные силы сработали. Зато ее удалось трансформировать в «суверенитет», во многом реально смягчивший последствия чубайсовских живодерских опытов над населением. В целом статья понравилась.
Башкирская городская культура: особенности и проблемы формирования
Башкирская городская культура: особенности и проблемы формирования Современное башкирское общество переживает сегодня глубокий цивилизационный, социокультурный кризис,
«Перспективы модернизации традиционного общества»
В Уфе прошла Всероссийская научно-практическая конференция «Перспективы модернизации традиционного общества». Организатор — Институт гуманитарных исследований Академии
Башкирское общество в XXI веке: проблемы и альтернативы развития
Мы начинаем публикацию наиболее интересных, на наш взгляд, выступлений с Молодежного Курултая башкир. Некоторые из них не были зачитаны полностью, не помещаясь в рамки
Социокультурная трансформация башкирского общества: итоги «либеральной революции» 1990-х годов
В современной Республике Башкортостан, как и в России в целом, завершается виток глубинной социокультурной трансформации. Смена модели общественного устройства, развитие
Возможна ли революция в современной России?
Обратиться к этой теме меня заставила книга авторитетного российского социолога и демографа А.Г.Вишневского «Серп и рубль. Консервативная модернизация в СССР» (М.: ОГИ,
Бесплатно модули и шаблоны DLE Веб-шаблоны премиум класса